Главная О цивилистике Цивилисты Конференции Новости цивилистики
 

Главная / Статьи / Несостоявшиеся сделки

Несостоявшиеся сделки

Библиографические данные о статье:
Егоров Ю.П. Несостоявшиеся сделки // Журнал российского права. № 10 - М.: Норма, 2004. С. 62 - 68.

Автор: Егоров Юрий Петрович

Источкник: Журнал российского права. № 10 - М.: Норма, 2004.

Описание/аннотация: Место несостоявшихся сделок в системе юридических фактов не может быть определено без обращения к вопросу о недействительности сделок.

Место несостоявшихся сделок в системе юридических фактов не может быть определено без обращения к вопросу о недействительности сделок. Недействительность означает, что сделка не приводит к наступлению тех последствий, на которые она рассчитана. Условия недействительности сделок включают в себя нормы, позволяющие квалифицировать претендующий на статус сделки акт поведения в качестве иного юридически значимого акта, и нормы, аннулирующие юридическую силу сделки. Недействительность обеспечивается нормативным определением запретов и позитивных обязываний.

Сделка - правовое явление, характеризующееся наличием юридического состава, под которым понимается совокупность предусмотренных правом признаков, необходимых для признания за совершенным действием качества сделки. Структура сделки - это закономерные связи элементов, образующих сделку. Учет этих взаимосвязей позволяет оценить действие как необходимое и достаточное с точки зрения сущностных признаков для наделения его статусом сделки. При этом отраженные в понятии сделки признаки идентичны признакам юридического состава сделки. По сути, это одни и те же признаки. Рассмотрение этих признаков сквозь призму юридического состава позволяет избежать их простого перечисления при определении понятия сделки. Тем самым изучение сущностных признаков сделки не ограничивается их традиционной статической фиксацией. При таком подходе появляется возможность уяснить динамику связей между ними для формирования нормативных требований не только к сущности явления (понятию сделки), но и ко всему явлению, включая требования к действительности и недействительности сделки.

Элементами юридического состава сделок, их существенными признаками являются: правовая цель, изъявление воли, направленное на желаемый правовой результат, правомерность и юридическая связанность. Первые два признака нашли свое отражение в легальной дефиниции сделок в ст. 153 ГК РФ: "Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей". Под правомерностью следует понимать непротиворечие совершенного действия нормам и принципам гражданского права. То обстоятельство, что сделка как правовое явление непосредственно порождает установленную законодательством обязанность ее субъекта действовать определенным образом в будущем, позволяет вести речь о признаке юридической связанности сделок в качестве их особой правовой характеристики.

Признаки юридического состава сделки, образованные взаимодействием объекта, субъекта, объективной и субъективной сторон состава, внутренне взаимосвязаны и дополняют друг друга. Поскольку их наличие в социально значимом акте поведения дает возможность признать действие сделкой, то дефекты указанных элементов акта поведения должны приводить к иным правовым последствиям по сравнению с последствиями, предусмотренными законодателем для состоявшихся действительных сделок.

Применение запретов и позитивных обязываний при констатации недействительности сделок обусловлено отсутствием одного из элементов юридического состава сделки, то есть дефектностью собственно сделки или какого-либо ее элемента. В обоих случаях дефект определяется установлением факта несоблюдения предъявляемых к сделкам нормативных требований, имеющих конститутивное значение. Отсутствие одного из существенных признаков сделки влечет за собой ненаступление желаемых правовых последствий, исключает рассмотрение явления в качестве сделки.

"Недействительная сделка" - противоречивый термин. Обозначаемое им понятие сделкой не является. Это не прекращенная сделка, а непризнание за актом поведения качества сделки. Профессор И.С. Перетерский первым в 1929 году попытался отграничить от сделок "недействительные сделки". Он обоснованно полагал, что "не всякое действие, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений, порождает те юридические последствия, для достижения которых произведено это действие. Сделка - это действие, дозволенное законом. Действия, хотя бы и вызывающие юридические последствия, но не те, которые имели в виду участники, не пользуются защитой закона и не являются сделками"[1]. При этом данные акты не утрачивают качества юридических фактов и небезразличны с точки зрения права.

Н.В. Рабинович признавала "недействительную сделку" сделкой и в то же время расценивала этот юридический факт как правонарушение[2]. Вне всякого сомнения, недействительность сделки возникает "в силу недостатков, присущих ей как сделке"[3], но это не может предопределять отнесение "недействительной сделки" как юридического факта к сделке. Не обретший или потерявший статус сделки юридический факт совершался с целью получения качества сделки. Если этого не произошло, то факт не стал сделкой или перестал ею быть. Не может один и тот же юридический факт одновременно быть и сделкой и "не сделкой". Выяснение правовой природы этого факта служит ступенью понимания сути несостоявшихся сделок.

"Недействительная сделка, - справедливо полагала Н.В. Рабинович, - правонарушение особого порядка, один из видов правонарушения в широком смысле слова, не совпадающий с теми противозаконными действиями, которые имеют в виду ст. 403 - 415 ГК (правонарушения в узком смысле)"[4]. К правонарушениям "недействительную сделку" относит и Ф.С. Хейфец. По его мнению, она "по своей правовой природе представляет собой правонарушение, несмотря на то, что по содержанию и форме она возникла как сделка"[5]. "Недействительная сделка" потому и является правонарушением особого порядка, что по содержанию и форме она образовывалась именно как сделка. Субъект сделки не всегда стремится к совершению виновных действий, но объективно эти действия всегда противоправны. Особенность гражданского права, состоящая в запрете объективно противоправного деяния и возможности наступления гражданско-правовой ответственности без вины, "...дают нам основание и в случае отсутствия вины, при наличии объективной противоправности относить недействительные сделки к правонарушениям"[6].

Существование объективно противоправных деяний в юриспруденции общепризнано. Ряд ученых считают их правонарушениями[7]. Другие именуют правонарушениями только неправомерные действия, совершенные умышленно или по неосторожности[8]. Тем не менее правоведы, отрицательно относящиеся к признанию объективно противоправных деяний правонарушениями[9], причисляют недействительные сделки к "самостоятельным разновидностям гражданских правонарушений"[10].

Констатируя отнесение к правонарушениям сделок как юридических фактов, нельзя не учитывать специфику этих правонарушений. В первую очередь она имеет значение при правовом опосредовании последствий недействительности сделок. Очевидно, что виновное правонарушение должно влечь повышенную ответственность, нежели неблагоприятные имущественные последствия при имевшем место неделиктном правонарушении.

Наличие правовых последствий недействительности исключает возможность рассмотрения ничтожности сделки как "юридического нуля" и необходимость замены термина "ничтожность" на термин "абсолютная недействительность"[11]. Недействительность сделок влечет для их субъектов негативные правовые последствия. Причем основания недействительности сделок выявляются на стадии их совершения. Так, в ст. 30 Закона Российской Федерации "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации" одним из оснований недействительности сделок приватизации признавался отказ покупателя от внесения платежа за купленное предприятие или долю (пай, акции) в капитале акционерного общества (товарищества). Неправомерность данного положения Закона состоит в том, что при наличии указанного факта следует говорить о неисполнении уже совершенной сделки. Этой же позиции придерживаются и высшие судебные инстанции[12]. В этой связи нельзя согласиться с Н. Растеряевым[13] и О.В. Гутниковым[14], которыми отсутствие правового эффекта толкуется как основание недействительности. Правовой эффект в виде правоотношения находится уже за рамками сделки как юридического факта. Он не может влиять на квалификацию действия именно как юридического факта. Если брать правовой эффект в виде правоотношения в качестве основания недействительности, то при таком подходе размывается понятие сделки как юридического факта, как конкретного жизненного обстоятельства, с которым нормы права связывают правовые последствия.

В зависимости от использования в сделках абсолютного или относительного запрета говорят об их ничтожности или оспоримости. Необходимо учитывать, что "классифицироваться должны не недействительные сделки... а условия (основания) недействительности сделок, поскольку по своей правовой природе все недействительные сделки являются гражданскими правонарушениями и их классификация не имеет смысла. Тогда как условия (основания) недействительности необходимо классифицировать (разделить), чтобы определить различный порядок (метод, способ) признания сделок недействительными"[15].

Оспоримость характеризует ситуацию, при которой сделка лишается желаемых для субъекта правовых последствий после принятия соответствующего судебного решения. По последствиям оспаривание приводит к ничтожности. Оспоримость сделок предопределена теми же обстоятельствами, что и ничтожность. Ничтожность означает, что сделка не порождает и не может породить желаемых для субъекта (субъектов) правовых последствий. Оправданно это лишь при отсутствии у состоявшегося социально значимого акта поведения одного из существенных признаков сделки. "В этом случае недействительность сделки совпадает с ее возникновением; так что, можно сказать, сделка рождается мертвой"[16]. Отсутствие одного из существенных признаков сделки, бесспорно, свидетельствует о нарушении того затрагиваемого ею интереса, который учитывается при помощи ее необходимых и достаточных признаков, и может быть вызвано не только дефектностью элементов сделки, но и тем, что признака может вообще не быть в наличии. Он может отсутствовать в социальном явлении, и в этом случае оценивать с позиции права вообще нечего. Несоблюдение фактических требований исключает осуществимость сделки, поскольку налицо отсутствие предмета сделки и игнорирование субъектом сделки существенных для данного вида сделки условий. Если предмет сделки определен (фактические требования к правовой цели, содержанию и изъявлению воли в сделке соблюдены), но неправомерен, то есть нарушены юридические требования к условиям действительности сделок (например, безусловный запрет до недавнего времени на продажу земли), то очевидна дефектность элемента сделки. И тогда речь должна идти о недействительности сделки, а не о признании ее незаключенной (несостоявшейся).

Так, при отсутствии данных о достижении сторонами соглашения о предмете поставки договор поставки нельзя считать заключенным[17]. Незаключенным будет также договор продажи недвижимости, если сторонами не согласовано в письменной форме условие о цене. Незаключенным является договор аренды нежилого помещения в связи с тем, что стороны не определили конкретное помещение, подлежащее сдаче в аренду, и не согласовали в письменной форме условие о размере арендной платы[18]. Иными словами, если вообще не определено (в широком смысле) содержание сделки как совокупности составляющих ее условий, не образован состав сделки как социального явления, то она считается несостоявшейся, незаключенной. В том случае, когда содержание сделки определено, имеет место социально значимый факт, но образующие этот факт условия расходятся с требованиями законодательства, не соответствуют требованиям закона или иных правовых актов, то тогда говорят о юридической дефектности содержания и, как следствие, о недействительности сделки.

Требование согласовать в письменной форме условия о цене недвижимости и о размере арендной платы в договоре аренды здания или сооружения не являются конститутивными требованиями к форме этих договоров. Таким способом констатируется наличие в действительности составов данных видов сделок как социальных явлений. Это необходимо для дальнейшей оценки договоров как действительных или недействительных.

Отсутствие или дефектность существенных признаков (элементов) сделки применительно к совершению конкретной сделки проявляется через законодательную оценку акта поведения в виде соблюдения субъектом сделки всех тех условий, которым законодатель придает статус существенных. Применительно к этой проблеме Г.Ф. Шершеневич писал: "Недействительная сделка не должна быть смешиваема с несостоявшейся, когда стороны не пришли к полному соглашению, необходимому для силы сделки"[19]. Р. Саватье указывал, что "от недействительных следует прежде всего отличать несостоявшиеся договоры, то есть такие, в которых полностью отсутствует один из основных конститутивных элементов, как, например, соглашение сторон"[20]. Именно сквозь призму существенных условий сделки оценивается акт поведения для наделения его статусом сделки. При этом конститутивные требования к форме всегда свидетельствуют о дефектности существенных признаков, элементов состава сделки, но не об отсутствии содержания факта как социального явления. Поэтому при несоблюдении обязательных требований к форме сделки надлежит вести речь не о несостоявшейся сделке, а о недействительности сделки.

При различных подходах к пониманию несостоявшихся сделок и их соотношении с понятием недействительности сделок[21] в цивилистике высказывались мнения о необоснованности использования категории "несостоявшиеся сделки"[22]. Аргументы сводятся к отсутствию практического значения выделения такой категории и сведению ее к разновидности недействительности. Так, В.П. Шахматов считал, что "рассматриваемый вопрос имеет под собой терминологическую основу, а не расхождения в правовой оценке природы сделок"[23]. По мнению ученого, "все "несостоявшиеся" сделки не соответствуют тем или иным требованиям норм права о составе сделки. Поэтому нет надобности говорить в этих случаях о несостоявшихся сделках - все они являются недействительными. Выделение в самостоятельную группу несостоявшихся сделок не имеет никакого практического значения, так как по действующему законодательству (ст. 48 ГК) последствия исполнения таких сделок определяются по правилам, установленным для недействительных сделок"[24].

С утверждением о том, что несостоявшиеся сделки есть разновидность недействительности, согласиться нельзя. Правом оценивается уже имеющийся состав социального явления, существующая реальность, если этого нет, то праву, собственно, и нечего оценивать. Недействительность - это правовая оценка соответствующей реальности, состава социального явления, который являет собой состав сделки именно как социального явления. Причем при недействительности реально существующий факт позволяет оценить уже существующие элементы состава социального явления с точки зрения достаточности для квалификации действия как сделки, то есть как правового явления. Социальная основа сделок состоялась, и именно она оценивается правом и только при определенных обстоятельствах может быть признана негодной для обретения качества сделки или состояния в этом качестве.

Выделение же несостоявшихся сделок в самостоятельную группу вызвано тем, что дефектность сделок может быть предопределена не только юридическими требованиями действительности, но и фактическими, формирующими социальную основу сделок. Несостоявшаяся сделка - факт, свидетельствующий об отсутствии фактической возможности реализовать признаваемый законом интерес в связи с дефектностью социальной основы сделок. Недействительность сделок - факт, свидетельствующий об отсутствии юридической возможности реализовать признаваемый законом интерес при наличии фактической возможности, не соответствующей требованиям норм права. При таком понимании состоявшаяся сделка - это признание необходимости и достаточности состояния факта для оценки его правом, а несостоявшаяся сделка - непризнание этого факта. Следовательно, категория состоявшейся сделки отражает наличие состава сделки как социального явления, а категория несостоявшейся сделки свидетельствует об отсутствии состава сделки как социального явления. Тем самым исключается сама возможность оценки соответствия этого явления юридическим требованиям к сделкам, выраженным в нормах права.

Таким образом, несостоявшаяся сделка - это социальное явление, "не набравшее" статуса состава сделки как социального явления. Несостоявшаяся сделка - это не разновидность недействительности сделки, при которой действию не придается правовое значение сделки в связи с дефектностью (в широком смысле) элементов его юридического состава. Это ситуация, которая, как верно отметил О.А. Красавчиков, отождествляя несостоявшиеся сделки со сделками, имеющими незавершенный юридический состав, "не имеет никакого юридического значения для развития правоотношения, на установление, изменение или прекращение которого она направлена"[25].

Не являясь по вышеуказанным соображениям разновидностью оснований недействительности, факты, именуемые несостоявшейся сделкой, не могут иметь последствия недействительности сделок. Вместе с тем, если следствием совершения факта, именуемого несостоявшейся сделкой, явилось приобретение или сбережение имущества одного лица за счет другого, то нормы права должны в целях защиты интересов субъектов права связать с этими фактами правовые последствия. То есть приобретение или сбережение имущества по факту, именуемому несостоявшейся сделкой, требует признания этого факта юридическим. В этой связи трудно согласиться с утверждением, что "если сделка не состоялась, то она не является юридическим фактом, а следовательно, сделкой"[26]. Безусловно, несостоявшаяся сделка сделкой не является, но если она влечет приобретение или сбережение имущества за счет другого, то становится "небезразлична" для права и обретает статус юридического факта. Следовательно, не каждое явление, квалифицируемое как несостоявшаяся сделка, может расцениваться как юридический факт. В связи с этим вполне обоснованно суждение О.Н. Садикова о том, что "несостоявшаяся сделка в принципе не должна порождать правовых последствий, она юридически иррелевантна"



[1] Перетерский И.С. Гражданский кодекс РСФСР. Научный комментарий. Вып. 5. Сделки. Договоры. М., 1929. С. 6.

[2] См.: Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия: Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. Л., 1961. С. 7.

[3] Там же.

[4] Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Л., 1960. С. 12.

[5] Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М.: Юрайт, 2000. С. 38.

[6] Там же. С. 45.

[7] См.: Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Учен. тр. ВИЮН. Вып. 3. М.: НКЮ СССР, 1940. С. 142 - 146.

[8] См.: Матвеев Г.К. Вина в советском гражданском праве. Киев, 1955. С. 117 - 121; Лейст О.Э. Санкции в советском праве. М.: Госюриздат, 1962. С. 61 - 63, 78.

[9] См.: Самощенко И.С. Понятие правонарушения по советскому законодательству: Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. М., 1964. С. 5.

[10] Самощенко И.С. Понятие правонарушения по советскому законодательству. М., 1963. С. 182.

[11] См.: Рясенцев В.А. Сделки по советскому гражданскому праву. М., 1951. С. 19.

[12] См.: Пункт 59 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Вестник ВАС РФ. 1996. N 9.

[13] См.: Растеряев Н. Недействительность юридических сделок по русскому праву. Часть общая и часть особенная. Догматическое исследование. СПб., 1901. С. 4 - 6.

[14] См.: Гутников О.В. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания. М.: Бератор-Пресс, 2003. С. 23 - 30.

[15] Хейфец Ф.С. Указ. соч. С. 55.

[16] Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. I. М.: Статут, 1997. С. 203 - 204.

[17] См.: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 14 апреля 2000 г. Дело N Ф09-459/2000-ГК // Журнал "Федеральный арбитражный суд Уральского округа. Практика. Комментарии. Обзоры". Екатеринбург, 2000. N 4. С. 104 - 106.

[18] См.: Архив Арбитражного суда Новосибирской области. 2002. Дело N А45-4426/02-КГ7/213.

[19] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Спарк, 1995. С. 126.

[20] Саватье Р. Теория обязательств. Юридический и экономический очерк. М.: Прогресс, 1972. С. 279.

[21] О взглядах цивилистов на эту проблему см.: Гутников О.В. Указ. соч. С. 87 - 109.

[22] См.: Шахматов В.П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. Томск, 1967. С. 81 - 93; Гутников О.В. Указ. соч. С. 108 - 109; Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Т. I. Полут. 2. Введение и общая часть. М., 1950. С. 306; Жюллио де ла Морандьер Л. Гражданское право Франции. Т. II. М., 1960. С. 278.

[23] Шахматов В.П. Указ. соч. С. 70.

[24] Шахматов В.П. Указ. соч. С. 93.

[25] Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958. С. 58.

[26] Там же.

 

Добавлено: 2010-09-26

 

Комментарии

Внимание! Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи! Вам необходимо авторизироваться через панель авторизации, которая находится справа. Если Вы еще не зарегистрированы, то, пожалуйста, пройдите регистрацию.

 


Правовая газета Статус

Совершенствование гражданского законодательства



Обновление: 09.07.2015



Система Orphus

 

УрО РШЧП

 

 

Советы по макияжу для женщины-юриста  

 

 

© 2014. Вербицкая Ю.О.

Rambler's Top100