Главная О цивилистике Цивилисты Конференции Новости цивилистики
 

Главная / Статьи / Требования к юридическим лицам, как субъектам сделок

Требования к юридическим лицам, как субъектам сделок

Библиографические данные о статье:
Егоров Ю.П. Требования к юридическим лицам, как субъектам сделок // Актуальные вопросы налогового, гражданского и корпоративного права. -Екатеринбург : Центр экономических экспертиз "Налоги и финансовое право", 2004. С. 118 - 129.

Автор: Егоров Юрий Петрович

Источкник: Актуальные вопросы налогового, гражданского и корпоративного права. -Екатеринбург : Центр экономических экспертиз "Налоги и финансовое право", 2004.

Одним из способов определения судьбы статуса участия в обществе с ограниченной ответственностью, если это не запрещено уставом (при условии соблюдения преимущественного права покупки других участников (самого общества)), является отчуждение участником доли третьему лицу. При этом происходит правопреемство в рамках учредительного договора (п. 6 ст. 21 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью"): участие для выбывающего участника прекращается, а для приобретающего долю - начинается с момента приобретения доли. Правопреемство нового участника не является универсальным. Во-первых, он не может считаться учредителем (если приобретает долю у учредителя), поскольку "присоединяется" к уже функционирующему обществу. Во-вторых, к приобретателю доли не переходят дополнительные права и обязанности, что подчеркивает связанность права участия с личностью участника.

Согласно п. 6 ст. 21 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" приобретатель доли в уставном капитале общества осуществляет права и несет обязанности участника общества с момента уведомления общества об уступке доли. С данного момента, в частности, приобретатель доли вправе участвовать в управлении делами общества.

Вместе с тем, изменения состава участников до государственной регистрации соответствующих изменений, внесенных в учредительные документы общества, имеют значение только для реализации внутрикорпоративных правоотношений. Для третьих же лиц изменения, внесенные в учредительные документы, приобретают силу с момента их государственной регистрации (п. 4 ст. 12 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью").

Так, по одному из дел арбитражный суд пришел к выводу, что поскольку изменения в части субъектного состава, внесенные в учредительные документы, не были зарегистрированы, для третьих лиц они должны считаться не произошедшими. Однако для самих участников такие изменения существуют, поэтому при принятии решения о совершении обществом крупной сделки должна учитываться и воля нового участника (в данном случае новый участник приобрел долю в размере 80% уставного капитала)[1].

Переход статуса участника общества с ограниченной ответственностью к наследнику умершего участника возможен, если другие участники согласны с вступлением наследника в общество. Представляется, что в п. 7 ст. 21, п. 5 ст. 23 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" законодатель не совсем корректно использует понятие "переход доли". Доля в уставном капитале, как имущественное право, переходит по наследству независимо от согласия других участников, но возникновение статуса участия, т.е. прием наследника в участники общества действительно зависит от согласия всех остальных участников. Поэтому требуются соответствующие изменения редакции абз. 3 п. 7 ст. 21 и п. 5 ст. 23 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" с учетом того, что прием наследника в общество с ограниченной ответственностью осуществляется с согласия остальных участников общества. Такая позиция подтверждается выводами судебной практики. В частности, суды обращают внимание на то, что если уставом общества с ограниченной ответственностью предусмотрено, что прием наследника в общество допускается только с согласия остальных участников общества, а решением общего собрания наследнику в приеме в общество отказано, то он не приобретает права участия, а имеет лишь право на получение действительной стоимости доли. Следовательно, наследник, не имея права участия, не может им распорядится. Данная сделка, как противоречащая закону, должна признаваться недействительной по ст. 168 ГК РФ[2].

В основании возникновения статуса акционера, прежде всего, лежит участие в капитале акционерного общества[3]. Однако одного этого факта не достаточно. Например, в английском корпоративном праве существует положение, что не любой пайщик становится членом компании. Таковым пайщик становится тогда, когда его имя включается в журнал членов компании[4].

Аналогичное правило закреплено в ФЗ "Об акционерных обществах", ФЗ "О рынке ценных бумаг": покупатель акций становится их собственником (акционером), т.е. членом акционерного общества не с момента полной оплаты акций, а с момента внесения соответствующих данных в реестр акционеров[5].

Иначе говоря, внесение записи в реестр означает переход права собственности на акции и возникновение статуса акционера[6]. Но по некоторым делам Арбитражный суд Свердловской области выработал иную позицию. Так, по одному из этих дел суд сделал вывод, что на момент составления списка лиц, имеющих право на участие во внеочередном общем собрании, указанные истцом лица уже являлись собственниками акций, о чем не была внесена запись в регистрационный журнал по вине реестродержателя[7]. По другому делу суд, установив, что с момента создания акционерного общества постоянно нарушались правила ведения реестра акционеров и на момент судебного разбирательства в обществе существовало несколько реестров, руководствовался положением о том, что акционерами общества являются лица, фактически владеющие акциями общества (внесшие в счет их оплаты средства в уставный капитал общества[8].

Представляется, что такая позиция не просто находится в определенном противоречии с положениями действующего законодательства. Она противоречит самой природе акционерных отношений. Лицо, приобретая акции акционерного общества, получает право собственности только на их стоимостной эквивалент. Однако для того, чтобы получить статус акционера (и право собственности на сами акции) необходимо признание за этим лицом статуса акционера, что происходит путем внесения соответствующей записи в реестр общества. В большинстве случаев суды правильно исходят из того, что корпоративные права могут принадлежать только лицу, названному в ценной бумаге и внесенному в реестр акционеров[9].

Вместе с тем, именно потому, что лицо исполнило свою обязанность по оплате акций, оно вправе требовать внесения своего имени (наименования) в реестр акционеров, чтобы приобрести право собственности на акции и права, вытекающие из акций (ст. 45 ФЗ "Об акционерных обществах[10].

Статус члена акционерного общества не может быть распространен на "прошлое время". Суды обосновано подчеркивают недопустимость оспаривания акционером крупной сделки, заключенной с нарушением требований закона до момента приобретения данным акционером акций, ввиду отсутствия у акционера заинтересованности, даже если эта сделка повлекла существенное уменьшение активом общества, что косвенным образом сказалось на интересах акционера. Представляется, что основанием отказа в иске в данном случае должно быть не отсутствие у акционера заинтересованности, а тот факт, что статус (права и обязанности) акционера не может быть распространен на корпоративные правоотношения, существовавшие до момента возникновения этого статуса. Акционер же вправе потребовать от общества лишь возмещения убытков, возникших в связи с нарушением его информационных прав как приобретателя акций или в связи с иными виновными действиями уполномоченных лиц акционерного общества[11], а также признания недействительным договора о приобретении акций по основаниям, предусмотренным законом.

В другой ситуации Арбитражный суд Свердловской области, напротив, признал наличие у акционера заинтересованности. В частности, акционер вправе требовать предоставления информации, предусмотренной ст. 89 ФЗ "Об акционерных обществах", за весь период деятельности акционерного общества независимо от того, когда акционером приобретены акции общества, так как на его хозяйственную заинтересованность в деятельности общества в настоящее время могут повлиять факты, возникшие в годы, предшествующие приобретению им статуса акционера[12].

Интерес для целей настоящей статьи представляет п. 2 ст. 57 ФЗ "Об акционерных обществах", положения которого действуют для соблюдения стабильности процедуры проведения общих собраний. При этом, если предусмотренный данной нормой вариант голосования прежнего владельца акций на общем собрании согласно указаниям приобретателя акций еще допустим, то первый вариант, указанный в п. 2 ст. 57, когда бывший владелец акций обязан выдать их приобретателю доверенность на голосование Л.Р. Юлдашбаева справедливо называет нонсенсом[13].

Законодатель, вероятно, просто пытается найти выход из следующей затруднительной ситуации. Список лиц, имеющих право на участие в общем собрании, составляется на основании данных реестра акционеров (п. 2 ст. 57 ФЗ "Об акционерных обществах"). Если акции будут переданы акционером после составления этого списка, но до даты проведения общего собрания акционеров (п. 2 ст. 57 ФЗ "Об акционерных обществах"), несмотря на передачу акций, акционером, до момента изменения записи в реестре, остается прежний владелец, реестр же будет вновь открыт только после проведения общего собрания. В таком случае список лиц для голосования составлен, однако внесенные в него лица, если они передали свои акции, с теоретической точки зрения правом на голосование уже не должны обладать (поскольку право на голос, в первую очередь, связано с долевым участием в уставном капитале). Вместе с тем, эти лица еще не исключены из реестра, а, значит, являются акционерами (с "ограниченным" в контексте п. 2 ст. 57 ФЗ "Об акционерных обществах", правом голоса). Поэтому законодатель, с одной стороны придерживается позиции соблюдения прав нового приобретателя акций, а с другой - позиции не допущения нарушения правил, установленных законом относительно момента приобретения статуса акционера.

Действительно, новый приобретатель акций до внесения изменений в реестр обладает лишь правом на стоимость акций, на основании чего он вправе требовать внесения соответствующих изменений в реестр. Напротив, прежний владелец акций правом на их стоимость уже не обладает, хотя остается акционером - лицом, имеющим полномочия на голосование в силу факта нахождения сведений о нем в реестре. Решение данной проблемы, как представляется, может быть в одном: прежний владелец акций должен голосовать в интересах нового приобретателя акций, так как это условие вытекает из договора о передаче акций. Иначе говоря, право голоса прежнего владельца акций ограничивается этим договором, в котором должны предусматриваться специальные санкции для прежнего владельца за неисполнение договора исходя из особенностей последнего, а не из общих норм о представительстве[14]. Такой вывод вполне совпадает с логикой закона. В законе говорится о голосовании в соответствии с указаниями нового приобретателя акций, а не о голосовании по доверенности, ибо прежний владелец действует от своего имени, но в интересах нового приобретателя.

Права нового приобретателя акций могут быть соблюдены и тогда, когда он получит доверенность от их прежнего владельца. Но и здесь полномочия, передаваемые по доверенности новому приобретателю акций, устанавливаются не произвольной волей доверителя, а его ограниченной договором о передаче акций волей[15]. В связи с этим, формулировка п. 2 ст. 57 ФЗ "Об акционерных обществах": "...лицо, включенное в этот список обязано выдать приобретателю доверенность на голосование" требует уточнения в том, что это должна быть общая доверенность.

Приведенные в данной статье практические примеры иллюстрируют лишь некоторые, можно сказать, одни из "базовых", вопросы весьма сложной проблемы в сфере корпоративных отношений - проблемы статуса участия в корпоративных отношениях.



[1] Архив Федерального арбитражного суда Уральского округа. Дело N Ф09-2709/01ГК.

[2] Архив Арбитражного суда Свердловской области. Дело N А60-11553/ 03-С2.

[3] Как отмечал еще И.Т. Тарасов, "звание и права акционера приобретаются долевым участием в капитале компании, равно как и членство теряется с прекращением этого участия" (Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. - М.: Статут, 2000. С. 142).

[4]Поковников Г.В. Английское право о компаниях: закон и практика: Учеб. пособие. - М.: НИМП, 1999. С. 70-71.

[5]У учредителей согласно п. 1 ст. 34 ФЗ "Об акционерных обществах" право собственности на акции может возникнуть и до их полной оплаты. При этом реализация учредителями управленческих прав приостанавливается до полной оплаты акций, если иное не закреплено уставом общества. Реализация учредителями управленческих прав приостанавливается также до момента регистрации выпуска акций, распределенных среди учредителей, однако сам по себе факт проведения общего собрания до государственной регистрации выпуска акций не противоречит требованиям закона (Архив Арбитражного суда Свердловской области. Дело N А60-23381/2002-С3). Равно, как и собственно размещение акций среди учредителей до государственной регистрации выпуска ценных бумаг не противоречит действующему законодательству (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа по делу N Ф09-945/01-ГК).

[6]См., например, Архив Арбитражного суда Свердловской области. Дело N А60-17528/2002-С2; Дело N А60-1364/2003-С3. Такова точка зрения Федерального суда Уральского округа. Дело N Ф09-74/03-ГК.

[7]Архив Арбитражного суда Свердловской области. Дело N А60-20303/ 2002-С1.

[8]Архив Арбитражного суда Свердловской области. Дело N А60-79591/ 2002-С2.

[9]Архив Арбитражного суда Свердловской области. Дело N А60-24239/ 2002-С1.  Если согласно вступившему в законную силу решению суда реестродержатель обязан внести в реестр запись об акционере, то такое решение в соответствии со ст. 16 АПК РФ имеет обязательную силу, являясь по своему содержанию правоприменительным актом судебного органа, устраняющим спорные правоотношения и порождающим определенные права и обязанности сторон. На основании этого суд пришел к выводу, что отсутствие в реестре записи о лице не является свидетельством отсутствия у этого лица прав акционера, поскольку его статус, как акционера определен указанным судебным актом (Архив Арбитражного суда Свердловской области. Дело N А60-23030/2003-С2).

[10]Т.В. Кашанина отмечает, что, заплатив за акции, конкретный член акционерного общества приобретает право быть членом акционерной компании (Кашанина Т.В. Хозяйственные товарищества и общества: регулирование внутрифирменной деятельности. М., 1995. С. 60).

[11]Е. Годэмэ писал, что не все кредиторы могут предъявлять так называемый паулианов иск. По его мнению необходимо, чтобы они обладали титулом более раннего происхождения по сравнению с оспариваемым актом. Те, которые вступили в отношения позднее этого акта, не могут утверждать, что данный акт нарушил их права. Они вступили в отношения, имею ввиду имущество должника таким, каким оно было во время возникновения их права требования. Эти кредиторы могут только предъявить иск о признании симуляции, если акт был симулирован с целью введения их в заблуждение в том, что касается состояния активов (Годэмэ Е. Общая теория обязательств. - М.: БЕК, 1996, С. 419).

[12]Архив Арбитражного суда Свердловской области. Дело N А60-18804/ 2002-С2.

[13]Юлдашбаева Л.Р. Правовое регулирование оборота эмиссионных ценных бумаг (акций, облигаций). - М.: "Статут", 1999. С. 123.

[14]После заключения договора купли-продажи акций, но до внесения соответствующей записи в реестр акционеров, продавец не вправе распоряжаться этими акциями, поскольку указанное имущество служит предметом исполненного продавцом обязательства, возникшего из договора купли-продажи, а покупатель является его законным владельцем (Архив Арбитражного суда Свердловской области. Дело N А60-10645/03-С4).

[15] В рассматриваемой ситуации воля представляемого лица формируется в интересах представителя, что опять же не соответствует "классической" теории представительства.

 

Добавлено: 2010-09-26

 

Комментарии

Внимание! Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи! Вам необходимо авторизироваться через панель авторизации, которая находится справа. Если Вы еще не зарегистрированы, то, пожалуйста, пройдите регистрацию.

 


Правовая газета Статус

Совершенствование гражданского законодательства



Обновление: 09.07.2015



Система Orphus

 

УрО РШЧП

 

 

Советы по макияжу для женщины-юриста  

 

 

© 2014. Вербицкая Ю.О.

Rambler's Top100