Главная О цивилистике Цивилисты Конференции Новости цивилистики
 

Главная / Статьи / Сделки в механизме гражданско-правового регулирования

Сделки в механизме гражданско-правового регулирования

Библиографические данные о статье:
Егоров Ю.П. Сделки в механизме гражданско-правового регулирования // Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 4. – М.: Статут; Екатеринбург: Институт частного права, 2005. - 606 с. С. 246-266.

Автор: Егоров Юрий Петрович

Источкник: Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 4. – М.: Статут; Екатеринбург: Институт частного права, 2005.

Сделки как своеобразный юридический факт могут быть, как предусмотрены, так и не предусмотрены законом. Предопределенная развитием гражданского оборота объективная невозможность нормативного закрепления в праве всего многообразия существующих и могущих возникнуть в будущем видов сделок требует акцентирования внимания на совершенствовании общих нормативных положений института сделок. Как юридическая особенность гражданского права проблема сделок должна рассматриваться сквозь призму иных юридических особенностей гражданского права. Традиционно юридическое своеобразие отрасли изучается в рамках категории метода, но общепризнанно и то, что «не все юридические особенности отрасли целиком умещаются в пределы отраслевого метода»[1]. Наряду с методом для характеристики отрасли в литературе используют принципы, функции, механизм регулирования, правовой режим. Если метод, функции и принципы рассматривать как первичные юридические признаки отрасли[2], то производные от первых и ими обусловленные иные юридические признаки конкретизируют юридическое своеобразие отрасли. Категория механизма правового регулирования наряду с категорией правового режима получили общетеоретическое осмысление, но анализ их в соотношении с институтом сделок в литературе не проводился. Такой анализ позволяет не только охарактеризовать сделки через призму традиционного подхода к

--246--

ним, но и изучить качественное их своеобразие при рассмотрении права в динамике.

Легальная дефиниция сделок определяет лишь их форму. Суть сделки, ее юридическая природа могут быть поняты через изучение составляющих сделки. Двойственность природы сделок состоит в том, что, с одной стороны, сделка являет собой факт, действие, а с другой -этот факт становится юридическим лишь в силу предусмотренное™ его в нормах права. Указанная двойственность требует фиксации в нормах права группы признаков, по которым из общей массы социально значимых действий можно выделить действия, наделяемые статусом сделок. Эта учитываемая правом группа признаков в своем единстве образует юридический состав сделок, является признаками, необходимыми и достаточными для признания за совершенным действием качества сделки.

Юридический состав сделки, то есть нормативные требования к ее понятию нужно отличать от состава сделки как социального явления. Любому социально активному поведению присущи субъективные и объективные характеристики. Совокупность этих признаков образует элементы, стороны состава сделки как социального явления. В социально активном поведении этими элементами являются: субъект (действующее лицо), объект (ценность, на которую направлено действие), объективная сторона (поведенческий акт) и субъективная сторона (психическое отношение к поведенческому акту). Взаимодействие образующих социальное действие элементов порождает присущие сделке как социальному феномену свойства. При этом состав сделки как социального явления обладает рядом свойств, не сводимых к свойствам какого-либо одного элемента социально значимого акта поведения. Преследуемая законодателем цель придания этому акту статуса правового приводит к тому, что законодатель придает правовое значение тем реально существующим признакам подобного действия, которые в своем взаимодействии образуют отвечающие потребностям правового регулирования свойства действия уже как правового явления, то есть как сделки. Свойства юридического состава сделок - это статическое выражение свойств состава сделок как социального явления, которые находят свое правовое оформление в виде нормы права о понятии сделки.

Право ничего нового не изобретает, а потому в признаках юридического состава сделок с необходимостью должны найти отражение существенные признаки самого действия. Их наличие суть неотъемле-

--247--

мое свойство, атрибут состава сделки. Право через признаки юридического состава обязано придать этим признакам существенное значение, ибо в противном случае будет утрачена социальная основа сделок и, как следствие, понятие сделок превратится в правовую иллюзию.

Другая группа признаков, свойств юридического состава сделки образуется взаимодействием элементов сделки, порожденных теми свойствами действия, которые намеренно опосредуются правом. При установлении второй группы признаков законодатель пользуется определенной свободой выбора. Эта свобода, с одной стороны, ограничена количественными характеристиками элементов действия и его свойствами, а с другой - сущностью права как социального феномена, обеспечивающего формальное равенство и справедливость в общественных отношениях.

Первая группа свойств состава сделки должна отражать наличие воли, цели и их изъявление вовне, ибо при отсутствии этих элементов беспредметен разговор о физических и речевых действиях. Воля опосредует все элементы социально значимого акта поведения, в том числе цель действия и процесс его исполнения. Вместе с тем воля не сводится к образующим ее компонентам. Воля и данные компоненты при рассмотрении их в виде самостоятельных элементов акта поведения соотносятся как целое и часть. Самостоятельное психическое значение воли отнюдь не исключает того, что единственной возможностью дать знать о ее содержании является выражение ее вовне. Поэтому при исследовании состава сделки требуется иметь в виду, что волевой момент находит свое конкретное выражение через те компоненты воли, которые каким-либо образом объективируются в социальной действительности. Таковы цель и изъявление воли. Наличие цели и изъявления воли как атрибутов социального состава сделки характеризуют ее субъективную и объективную стороны и позволяют законодателю сформировать признаки состава сделок. Таким правовым статусом наделяются не всякая цель и не всякое изъявление воли в социально значимом действии, а именно та цель и изъявление воли, которые ориентированы на правовой результат, на использование правовых средств для его достижения. Именно такой цели и изъявлению воли законодатель придает статус правовых. Субъективное намерение лица и действия по их реализации обретают правовую форму путем придания им статуса юридически значимых обстоятельств, наделяются юридической силой. Это означает, что существенными при-

--248--

знаками, элементами юридического состава сделки будет правовая цель и направленное на желаемый правовой результат изъявление воли.

Указанные правовые признаки состава сделок сами по себе недостаточны для реализации интереса, побудившего субъекта использовать правовую форму в виде сделок. Отсутствие других правовых характеристик ведет к невыполнению сделками роли нормативного регулятора отношений между субъектами права и образованию противоречий между интересами отдельного лица и интересами других субъектов права. В таком случае функциональное назначение права как регулятора общественных отношений не будет выполняться, следовательно, законодателю необходимо придать правовой статус иным характеристикам социальной основы сделок и тем самым сформировать иные существенные признаки юридического состава сделок. Эти характеристики действия должны по меньшей мере потенциально обеспечивать равновесие в удовлетворение интересов субъекта права.

Вторая группа свойств состава сделки характеризуется прежде всего наличием свойства действия, состоящего в непротиворечии действия лица интересам других лиц и, следовательно, публичным интересам. Это свойство можно именовать свойством равновесия интересов в действии. В связи с принципом равновесия интересов в праве через взаимодействие сторон, элементов состава сделки это свойство трансформируется в ранг признака юридического состава сделки. Право беспристрастно в том смысле, что является равной мерой для всех лиц. Это означает, что справедливость, учет интересов других лиц достигаются посредством права через непротиворечие действий лица нормам действующего права. Поэтому вполне уместно признак действия, состоящий в непротиворечии его интересам других лиц, фиксировать в праве термином «правомерность». Действие - не изолированное явление действительности. Оно взаимосвязано с другими социальными феноменами. Названная взаимосвязанность как свойство действия выступает социальной основой следующего признака юридического состава сделки. Сделка как правовое явление непосредственно порождает установленную законодательством связанность ее субъекта необходимостью действовать определенным образом в будущем. Этот признак можно именовать признаком юридической связанности.

Итак, признаками юридического состава, то есть существенными признаками сделки являются правовая цель, направленное на желаемый

--249--

правовой результат изъявление воли, правомерность и юридическая связанность. Это сплав социальной основы, точнее существенных признаков действия, с его правовой характеристикой. Признаки юридического состава сделки не претендуют на всеобъемлющую ее характеристику. Сделка и ее состав соотносятся как явление и правовое понятие о нем. Сделка, как и любое иное правовое явление, по сравнению с ее юридическим составом обладает большим числом элементов, свойств и признаков.

Сделка в качестве правового явления - это взятая в единстве совокупность элементов, свойств, признаков и их взаимодействий. Как целостное множество взаимосвязанных элементов сделка представляет собой явление системное. Системный подход с необходимостью требует анализа функциональной направленности. Такой подход к сделкам примечателен возможностью показа их динамической организации. Он тем более оправдан, что сделка как факт важна не сама по себе, а в действии.

Истоки функциональной сущности сделок закладываются в процессе их совершения. Субъективным критерием для определения факта совершения сделки служит субъективный образ предвосхищаемого результата, ее правовая цель. Объективным критерием будет достижение этой цели, то есть доведение общественного отношения до такого состояния, при котором фактически возможно исполнение прав и обязанностей. Иными словами, должна возникнуть соответствующая объективная реальность.

Условно сделка в динамике может быть разделена на две стадии. Первую стадию образует процесс ее совершения, персонифицированный волевой процесс, а вторую - ее результат, то есть воздействие сделки на общественные отношения. Различие между процессом совершения сделки и сделкой как объективной реальностью относительно, потому что сделка вне развития невозможна, а процесс ее совершения всегда характеризуется относительно устойчивой итоговой структурой. Сделка содержит в себе результат собственного развития.

Сделка, как и любой иной юридический факт, реализует предусмотренную в нормах права и правосубъектности возможность возникновения прав и обязанностей[3]. Тем не менее сама по себе правильная

--250--

констатация того, что сделка есть достаточное для порождения прав и обязанностей обстоятельство, не в полной мере выражает ее функциональную сущность. Появление сделки как правовой категории предопределено необходимостью придания регулирующей способности действия особого юридического значения. Трактовка сделки исключительно как юридического факта в традиционном его понимании не позволяет понять становление содержания правоотношения, возникающего из допускаемой законом, но им не предусмотренной сделки. Права и обязанности, здесь возникающие, непосредственно в нормах права заложить невозможно, а это свидетельствует о том, что подобные права и обязанности с необходимостью закладываются самой сделкой. Кроме того, для сделок характерно, что перечень действий, ведущих при соблюдении соответствующих условий к юридически значимому результату, законодателем не ограничен. Поэтому только после совершения сделки можно говорить о том, движение какого конкретного правоотношения она вызовет. Последнее в равной мере относится как к предусмотренным, так и к не предусмотренным законом сделкам. Следовательно, направленность сделки на движение правоотношений отнюдь не означает того, что ее предназначение исчерпывается ролью основания возникновения, изменения или прекращения гражданских прав или обязанностей.

Воздействие сделки на различные этапы регулирования имеет свои особенности. В большинстве случаев на уровне оснований возникновения правоотношений единые правила поведения для сторон устанавливаются результатом согласованности воль субъектов сделки. Это в одинаковой мере характерно как для сделок, которые непосредственно фактом своего совершения порождают правоотношение, так и для сделок, в которых для реализации определенных согласованием воль прав и обязанностей требуется не один юридический факт, а сложный юридический состав.

На анализируемом уровне волевой акт субъекта для порождения прав и обязанностей, как правило, недостаточен. Он может лишь закладывать объемы возможного поведения. В частности, субъект в границах своего субъективного права с целью наделения правом другого субъекта принимает на себя обязанности действовать определенным образом в будущем. Для возникновения же прав и обязанностей по результатам совершения данной сделки обычно необходимо встречное действие это-

--251--

го другого лица. Такой ответный социально значимый акт также является односторонней сделкой, которую надлежит рассматривать в виде фактического условия, необходимого для возникновения прав и обязанностей у субъектов обеих сделок. Вторая сделка - условие особого рода. Хотя она и предусматривается волей субъекта первой сделки, но совершение ее от воли субъекта первой сделки не зависит. Встречная сделка может быть совершена лишь по воле ее субъекта. Формируется она так же, как и рассчитывающая на ее совершение первая. Вторая сделка является в данном случае юридическим фактом, в совокупности с первой сделкой влекущим возникновение правоотношения. В свою очередь первая сделка выступает юридической основой, причиной совершения второй. Например, представление работы на конкурс может иметь место только при наличии факта публичного обещания награды. Принятие после смерти наследодателя наследства по завещанию или отказ от него возможны лишь при наличии завещания. В юридическом составе, включающем в себя два односторонних действия, сделка, выступающая в качестве юридической причины совершения второй сделки, создает возможность формирования содержания возникающего по результатам совершения этих сделок правоотношения. Вторая же сделка не только создает эту возможность, но и фактом своего совершения реализует ее. Юридическая значимость второй сделки состоит в том, что непосредственно после ее совершения и возникает правоотношение. Она есть факт, момент действительности, вызывающий непосредственно после своего совершения возникновение правоотношения. Так, представление работы на конкурс порождает у соискателя право требовать от устроителя конкурса принятия работы и дачи ей оценки.

Вместе с тем волевой акт субъекта может выступать и основанием возникновения правоотношения. Свидетельством тому служит выдача векселя, порождающая вексельное правоотношение. В литературе существует точка зрения, что только простой вексель непосредственно содержит обязательство векселедателя, переводной же вексель до его акцепта плательщиком такого обязательства не содержит. Такого мнения придерживается В.Б. Чуваков[4], а также Е.А. Крашенинников, который отмечает, что «до момента возвращения акцептованной тратты лицу, предъявившему ее к акцепту, плательщик находится вне вексельных

--252--

отношений и не является обязанным по векселю лицом»[5]. На наш взгляд, следует согласиться с А.А. Вишневским, полагающим, что независимо от того, будет ли переводной вексель акцептован трассатом, вексель все равно остается векселем[6].

Обеспечив возникновение правоотношения, сделка себя не исчерпывает в том смысле, что правоотношение осуществляется в соответствии с правами и обязанностями, выработанными волей субъектов сделки. Как модель реального поведения сделка влияет на поведение сторон в установленных нормами права пределах. Реализуемое правоотношение под воздействием объективных условий может изменяться. Это означает, что изменяются отдельные элементы его содержания, но не сущность его как правоотношения, возникшего из определенного вида сделки или с ее участием, ибо изменение сущности правоотношения означает его прекращение. Специфика установления сделкой прав и обязанностей, связанных с изменением правоотношений, состоит в том, что результатом согласования воль при заключении сделки в настоящем могут закладываться права и обязанности на будущее. Например, стороны предусматривают возможность уменьшения до фиксированного размера покупной цены при снижении качества продукции за время ее перевозки продавцом. Тем самым ухудшение качества позволяет изменить условие о цене без дополнительного соглашения. Помимо этого результатом согласования воль может при необходимости устанавливаться лишь возможность изменения прав и обязанностей. Так, заключая договор о совместной деятельности, стороны могут предусмотреть возможность его изменения дополнительными соглашениями.

Волевой акт одного субъекта права, порождающий правоотношение с участием второй сделки, не может устанавливать права и обязанности либо возможность модели реального поведения по изменению этого правоотношения, поскольку сам по себе факт совершения одной сделки недостаточен для возникновения правоотношения. Теоретически можно предположить, что волевой акт одного субъекта права устанавливает возможность прав и обязанностей по изменению потенциального правоотношения. До момента принятия указанного обстоятельства волей другого субъекта права и обязанности по изменению предполагаемого правоотношения не возникнут. Так, изменение условий публичного конкурса

--253--

вызовет изменение прав и обязанностей, которые были потенциально возможны при принятии другим участником конкурса прежних условий только тогда, когда эти изменения принимаются соискателем.

Одиночный волевой акт, выступающий основанием возникновения правоотношения, может устанавливать права и обязанности по его изменению. Например, выдачей векселя могут закладываться права и обязанности по изменению вексельного правоотношения. В случаях, предусмотренных законом, подобный волевой акт может устанавливать права и обязанности по изменению уже существующего правоотношения. Так, ст. 475 ГК РФ предоставляет возможность покупателю, которому передан товар ненадлежащего качества, если его недостатки не были оговорены продавцом, в частности, по своему выбору потребовать соразмерного уменьшения покупной цены, либо безвозмездного устранения недостатков товара в разумный срок, либо возмещения своих расходов на устранение недостатков товара.

Мера поведения, связанная с прекращением основанного на сделке правоотношения, может быть определена при ее заключении. Результат согласованности воль в настоящем устанавливает права и обязанности на будущее. Так, заключение договора займа предполагает, что право требования кредитора прекращается возвратом долга. В соответствии со ст. 407 ГК РФ обязательство может быть прекращено полностью по основаниям, предусмотренным договором. По взаимному соглашению стороны могут предусмотреть возможность прекращения в будущем обязательства путем отступного, новации, зачета, прощения долга.

Порождает права и обязанности по прекращению правоотношения и волевой акт одного субъекта права, достаточный для возникновения правоотношения. Так, оплата векселя предполагает прекращение вексельного правоотношения.

В рамках существующего правоотношения односторонний волевой акт субъекта порождает права и обязанности по его прекращению, если это предусмотрено законом. Например, в соответствии со ст. 977 ГК РФ договор поручения прекращается, в частности, вследствие отмены поручения доверителем или отказа поверенного. В соответствии с п. 1 ст. 687 ГК РФ наниматель жилого помещения вправе с согласия других граждан, постоянно проживающих с ним, в любое время расторгнуть договор найма с письменным предупреждением наймодателя за три месяца. Из этого следует, что заявление нанимателя о расторжении дого-

--254--

вора найма жилого помещения прекращает права и обязанности в рамках данного правоотношения вне зависимости от предусмотренное™ этого в договоре.

Воздействие сделки на различные этапы регулирования позволяет заключить, что права и обязанности возникающего по результатам совершения сделки правоотношения закладываются в процессе ее совершения. Сами права и обязанности (их характер) и их объем программируются сделкой, то есть содержатся в результате ее развития. Содержанием их являются фактические экономические и социальные возможности лиц. В процессе исполнения происходит реализация этих социальных и экономических возможностей в оговоренных рамках. В этом смысле нормами права как специфическим видом программы в каждом конкретном случае могут устанавливаться только такие права и обязанности и в таком количестве, которые допускают объем и содержание результата развития сделки. Законодатель не может декларировать права и обязанности, которые не охватываются объемом и содержанием полученного наличного состояния сделки, а если это происходит, то должно быть квалифицировано как правовой произвол.

Установление количественных и качественных характеристик возникающего, изменяющегося либо прекращающегося по результатам совершения сделки правоотношения свидетельствует о выполнении сделкой регулирующей функции, состоящей в формировании прав и обязанностей правоотношения и определении границ фактических действий субъектов при его реализации. Сделка, фактом своего совершения непосредственно не влекущая за собой движения правоотношения, тем не менее формирует возможное его содержание. Иными словами, односторонний волевой акт или результат согласования воль при заключении сделки создают объемы и пределы, границы возможного поведения, то есть права и обязанности возникающего из сделки или с ее участием правоотношения и тем самым условия и гарантии его осуществления. Эти права и обязанности являются носителем регулирующей функции сделки.

Сделкой создается наиболее приемлемая для субъектов модель правоотношения. Причем эта модель формируется не только и не столько путем предложения участникам сделок готового набора прав и корреспондирующих обязанностей, сколько путем предъявления нормативных режимных требований к участникам сделок и совершаемым им

--255--

действиям для придания им статуса сделок. Законодатель, как правило, стремится не моделировать возникающие из сделок правоотношения, а дает возможность субъектам сделок сформировать своей волей содержание этих правоотношений. При этом законодатель активно влияет на процесс становления сделок через нормативные требования к субъектам и их действиям. Наиболее отчетливо это проявляется при совершении сделок, прямо не предусмотренных действующим законодательством. Изложенное свидетельствует о том, что для сделок характерно не модельное, а режимное регулирование, дающее возможность субъектам сделок сформировать желаемую модель правоотношения посредством исполнения и соблюдения участниками сделок общих нормативных требований к сделкам.

Итак, функциональная сущность сделки состоит в осуществлении ею регулирующего воздействия на общественные отношения. Это воздействие реализуется при выполнении сделкой функции основания возникновения, изменения или прекращения гражданских прав или обязанностей и регулирующей функции. Процесс реализации данных функций по своей природе един и неразрывен, что позволяет говорить о выполнении сделкой двуединой функции. Если бы сделка не выполняла функцию основания движения правоотношений, то она не могла бы выполнять и регулирующую функцию. Именно поэтому функция основания возникновения, изменения или прекращения гражданских прав или обязанностей относится к числу основных функций сделки. В то же время если бы сделка не выполняла роль регулятора общественных отношений, то это делало бы бессмысленным использование ее как правовой категории в ряду других юридических фактов и, следовательно, не возникал бы и вопрос о ее функциях. Изложенное, не умаляя значительности функции основания движения правоотношений, дает право среди основных функций сделки в качестве преобладающей рассматривать регулирующую.

Анализ состава сделки и ее функциональной сути позволяет вплотную подойти к определению ее понятия. Сделкой является правомерное действие субъекта (или сонаправленные действия нескольких субъектов), совершенное (совершенные) с целью порождения обязательных для участников правоотношения правил поведения путем установления содержания возникающего правоотношения, объемов возможного поведения по изменению или прекращению правоотношений.

--256--

Установление сделкой объемов и границ содержания возникающего из нее правоотношения означает, что она является средством индивидуального поднормативного регулирования общественных отношений[7]. Индивидуальное регулирование - это осуществляемые в установленных законом пределах волевые действия субъектов гражданского права по упорядочению своего поведения. Под средствами поднормативного регулирования понимаются правовые формы, используемые участниками гражданского оборота для упорядочения своего поведения путем формирования правил этого поведения в установленных законом пределах. К числу средств поднормативного регулирования относятся административные акты, уставы, судебные решения и сделки. В административных актах результат совершенных с правовой целью действий заранее задан властным распоряжением компетентного органа. Публичным властным решением по упорядочению общественных отношений является и судебное решение. Нормы устава моделируют поведение всех участников соответствующей организации в силу факта принадлежности к таковой. Модели возникающих при этом правоотношений заранее, до вступления субъектов права в эти отношения сформированы уставом. Особенность сделок заключается в том, что в отличие от других средств поднормативного регулирования права и обязанности при совершении сделок их участники устанавливают только в отношении самих себя. Сделки как правовая форма позволяют субъектам права своими действиями в установленных законом пределах регулировать свое поведение. Поэтому сделки являются важнейшим средством именно индивидуального регулирования.

Легальная дефиниция сделок лежит в основе системы правил, необходимых для достижения сделками как правовыми средствами определенных правовых целей. Эта целенаправленная система правил, закрепленная в нормах права и обеспеченная совокупностью юридических средств, являет собой правовой режим сделок. Внутренняя зако-

--257--

номерность правил, регламентирующих сделки, их логическая структура обусловлена дозволениями, запретами и позитивными обязываниями. Дозволения и запреты являются наиболее общими способами и приемами формирования нормативной основы правового режима. Использование в институте сделок дозволений, то есть тех возможностей, которыми фактически обладает и юридически наделен участник сделки по формированию прав и обязанностей возникающих из сделок правоотношений, обеспечивается комплексом взаимосвязанных норм. Пределы осуществления дозволений ограничены запретами, выраженными нормами о недействительности сделок. Кроме того, правовой режим сделок устанавливает границы позитивных обязывании, которые в ряде случаев закреплены в нормах права в виде строго определенных правил поведения. Проявление дозволений, запретов и позитивных обязывании свидетельствует о таких нормативно-руководящих началах сделок, как дозволительность, индивидуализация ответственности, неинтенсивность регулирования, максимальное обеспечение интересов участников сделок.

С учетом изложенного правовой режим сделок может быть определен как обеспеченная взаимодействием дозволений, запретов и позитивных обязывании совокупность принципов и закрепленных в нормах гражданского права требований к сделкам, установленная в целях обеспечения выполнения сделками их функций как средств индивидуального регулирования общественных отношений.

Сущностью содержания сделок как правового явления являются нормативные требования к самому понятию сделок. Эти требования образуют ядро правового режима сделок, но этим юридические требования к регулируемому явлению не исчерпываются. В качестве элементов содержания общего правового режима сделок выступают нормативные требования к отдельным существенным признакам понятия сделок, включая и зафиксированную в легальной дефиниции сделок их целевую направленность. Рассматривая правовой режим сделок в виде нормативных требований к сделкам как к факту, следует иметь в виду, что сделки совершаются действиями субъектов права. Это означает, что нормативные требования, определяющие режим сделок, на деле являются требованиями, обращенными к их субъектам и их воле и ее изъявлению. С другой стороны, право оценивает как сделку именно факт социальной действительности и, следовательно, должно содержать в себе требования к содержанию и форме этого факта. Требования к факту

--258--

приобретают самостоятельное правовое значение, поскольку право рассматривает этот факт как самостоятельное социальное явление. Таким образом, изначально в содержание правового режима сделок должны быть включены: 1) нормативные требования к явлению для признания его сделкой; 2) нормативные требования к существенным признакам сделок; 3) требования целевой направленности; 4) требования к содержанию сделок; 5) требования к воле и волеизъявлению; 5) требования к форме сделок.

Своеобразие режимных требований к субъекту и акту его поведения в сделках состоит в том, что способы правового регулирования сделок обеспечивают законодательную конструкцию института сделок по типу исключения из их числа актов поведения, потенциальные варианты дефектности которых прописаны в нормах о недействительности сделок. Использование этого юридического приема схематического изложения режимных требований к сделкам в праве дает возможность законодателю любой направленный на желаемый правовой результат акт поведения презюмировать действительным, а в случае несоблюдения желательных для закона требований § 1 гл. 9 ГК РФ о понятии, видах и форме сделок постулировать в § 2 этой главы недействительность этих актов поведения в позиции их сделочного характера. Правильность такого подхода законодателя с точки зрения правового режима сделок объясняется тем, что правовой режим не только осуществляет правовое регулирование явления, но и включает в себя все правовые возможности, которые могут применяться в отношении данного явления в том случае, когда фактическое поведение субъекта сделки не отвечает нормативно установленным требованиям для признания этого поведения действительным с точки зрения придания ему статуса сделки[8].

Как подлинную сделку законодатель оценивает акт поведения, отвечающий всем режимным требованиям. Эти требования касаются и субъектов, и их поведения. В своем единстве они образуют действи-

--259--

тельность сделок. Действительность сделок в своей основе - это совокупность режимных требований к сделкам для признания их совершенными.

Недействительность сделок означает такую оценку акта поведения, при которой за актом не признается статуса сделки или этот статус аннулируется. Не всякое нарушение нормативных требований, определяющих режим сделок, исключает наступление желаемых для субъектов сделок правовых последствий, то есть является необходимым режимным требованием. Дозволительная направленность института сделок позволяет законодателю формулировать нормы рекомендательного характера, несоблюдение которых не влечет недействительности сделок. Примером тому служат требования п. 1 ст. 162 ГК РФ о несоблюдении простой письменной формы сделки, нормы ст. 159 ГК РФ о совершении в устной форме сделок, для которых законом или соглашением сторон не установлена письменная форма. Этим законодатель подчеркивает приоритетность содержания сделок над их формой. Подобного рода режимные рекомендации свидетельствуют о дифференциации режимных требований действительности сделок на необходимые для их действительности и рекомендательные, связанные с формой.

Не влечет недействительность сделок и противоправность условий сделок, не порождающая дефектности необходимых режимных требований к сделкам. В соответствии со ст. 180 ГК РФ недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. Исключая противоправное условие, законодатель в остальном признает за актом поведения статус сделки. Эта своеобразная охранительная норма подчеркивает обязательность соблюдения необходимых режимных требований и в то же время свидетельствует о дозволительной сущности сделок. Требование исключить недействительную часть сделки как элемент содержания правового режима сделок свидетельствует о стремлении законодателя сохранить приоритет за действительностью акта поведения как сделки.

Непризнание за актом поведения статуса сделки или аннулирование этого статуса имеет место в тех случаях, когда несоблюдение нормативных требований, определяющих режим сделок, приводит к дефектности состава сделок. Она может быть вызвана пороками содержания, воли и волеизъявления, формы и субъектного состава. Тем самым

--260--

констатация недействительности акта поведения как сделки, следовательно, совокупность норм, опосредующих этот процесс, выполняет в институте сделок вспомогательную роль по отношению к нормам, формулирующим требования действительности. При такой ситуации дозволительная направленность института сделок означает, что по способности индивидуального регулирования, по степени влияния на способность индивидуального регулирования группа норм, образующих требования к действительности, имеет приоритетное значение по отношению к требованиям, констатирующим недействительность. В свою очередь последние через факт констатации недействительности акта поведения как сделки устанавливают границы режимного регулирования акта поведения, признаваемого сделкой, и содержат ряд охранительных норм, применяемых к акту поведения, не признанному сделкой. В содержание правового режима включены не только регулятивные, но и охранительные нормы.

Сама по себе констатация недействительности или определение ее оснований недостаточны для завершения правового опосредования социально значимых актов поведения, которым законодатель не придает статуса сделок или лишает их этого статуса. В данном случае требуется нормативное регулирование правовых последствий недействительности сделок. Такие нормативные требования, как следствие режима недействительности, также входят составным элементом в содержание правового режима сделок.

Таким образом, при рассмотрении режима сделок следует иметь в виду объединение режимных требований в результате взаимодействия способов правового регулирования в режим действительности сделок и режим их недействительности. Режим действительности включает нормативные требования к явлению для признания его сделкой; требования к существенным признакам сделок; требования целевой направленности; требования к содержанию сделок; требования к воле и волеизъявлению; требования к форме сделок; йормы рекомендательного характера. Режим недействительности обеспечивается нормами, постулирующими несоблюдение требований к содержанию, воле и волеизъявлению, форме и субъектному составу сделок; требованиями недействительности части сделки и требованиями, опосредующими правовые последствия непризнания за актом поведения статуса сделки. Эти группы режимных требований и образуют содержание правового режима сделок.

--261--

Их изучение позволяет детализировать содержание режимных требований, найти оптимальное соотношение параметров действительности и недействительности исходя из того, что требования действительности характеризуют предпосылки функционирования сделок в гражданском обороте, а режим недействительности обеспечивает сохранение качества акта поведения как сделки и контролирует соблюдение требований действительности.

Правовой режим сделок является нормативной основой индивидуального регулирования, а сделки выступают средствами этого регулирования. Как составная часть метода гражданского права правовой режим взаимосвязан с такой стороной правового регулирования, как его механизм. «Правовой режим реализуется через механизм правового регулирования, который представляет собой общий порядок, процесс действия права. Если механизм правового регулирования - юридическая категория, показывающая, как осуществляется правовое регулирование, то правовой режим - в большей мере содержательная характеристика конкретных нормативных средств, призванных организовать определенный участок жизнедеятельности людей»[9].

Общему правовому режиму как совокупности требований к сделкам и механизму правового регулирования присущи правовая основа, субъективные права и обязанности, акты реализации. Через эти категории право рассматривается в динамике. Наличие правовой основы, субъективных прав и обязанностей и актов реализации в общем правовом режиме сделок есть еще одно доказательство того, что сделкам не может быть отведена роль лишь оснований возникновения правоотношений.

Самостоятельность данных сторон правового регулирования определяется следующим. Механизм отражает процесс воздействия права на общественные отношения. Он реализуется в форме нормативного и поднормативного регулирования. При нормативном регулировании содержание основанного на юридическом факте правоотношения заранее предопределено нормой права. Ею закладывается модель поведения субъекта права, которая трансформируется в конкретное правоотношение при наступлении соответствующего юридического факта. Объем и содержание данного конкретного правоотношения однозначно и четко

--262--

сформулирован в норме права. Так, результат юридического поступка, факт причинения вреда другому, неосновательное обогащение, результаты иных действий граждан (обнаружение клада, находка) или юридически значимого события жестко связаны с нормами права. Такая связь программно обусловлена и автоматически влечет за собой движение правоотношений. Причем применение той или иной нормы к какому-либо объективно выраженному результату заранее обусловлено законом с учетом его социально-экономических особенностей. Регулирующая модель общественных отношений посредством отбора фактов, необходимых для данного периода развития общества, создается самим законодателем. Независимо от воли участников общественных отношений достижение обусловленного законом результата с необходимостью вызовет те правовые последствия, которые предусмотрены для данной разновидности юридических фактов. Эти юридические факты, выполняя роль оснований движения правоотношений, представляют собой итог известного прогностического упорядочения общественных отношений.

В отличие от нормативного при поднормативном регулировании нормой права устанавливаются границы, допускаемые законом пределы возможного поведения субъектов в возникающем в будущем правоотношении. Модель поведения субъекта может определяться локальной нормой. Конкретным содержанием смоделированное локальной нормой правоотношение наполняется при наступлении соответствующего юридического факта.

В отличие от локального поднормативного регулирования в индивидуальном регулировании содержание возникающего правоотношения не моделируется, во всяком случае главная цель законодателя состоит не в моделировании правоотношения[10], а в предоставлении субъекту права возможности выработки содержания будущего правоотношения. Достичь этого можно посредством формирования содержания юридического факта, с учетом интересов субъекта права, при условии непротиворечия принципам права. Законодатель, дозволяя субъекту права учесть свой интерес через формирование содержания юридического факта, тем самым дает возможность определить модель желаемого по-

--263--

ведения субъекта в возникающем из этого факта правоотношении. Содержание юридического факта, конструирующее возникающее в будущем правоотношение, определяется субъектами права, но требования к формированию содержания юридического факта, то есть требования к субъектам и их действиям, устанавливаются правом. Это и есть режимные требования к юридическим фактам, которые по своей природе могут формироваться волей субъектов права и выступают необходимым звеном для перевода индивидуальной воли в плоскость правового регулирования. В этом и состоит суть индивидуального регулирования, в частности с использованием сделок.

Правовой режим характеризует опосредование общественных отношений в целях установления оптимального функционирования носителя режима в общественных отношениях. Самостоятельность сделок в том и состоит, что они через правовой режим оформляются как средства индивидуального поднормативного регулирования. Правовой режим сделок формирует индивидуальное поднормативное регулирование, и именно это позволяет говорить о самостоятельности сделок в механизме гражданско-правовового регулирования.

Самостоятельность общего правового режима сделок и механизма гражданско-правового регулирования не исключают их взаимосвязи и взаимодействия. Становление сделок опосредовано и правовым режимом, и механизмом гражданско-правового регулирования. Причем цель правового режима, состоящая в обеспечении выполнения сделками индивидуального регулирования, в конечном счете реализуется через механизм регулирования. В этом смысле общий правовой режим сделок подчинен механизму гражданско-правового регулирования.

Рассмотренное своеобразие сделок как правового явления позволяет определить место сделок в механизме регулирования. Традиционно в цивилистике к решению этого вопроса подходят с позиции юридических фактов. Понимание места юридических фактов в механизме правового регулирования является дискуссионным. Ряд ученых считают юридический факт лишь необходимой предпосылкой правового отношения[11]. С.С. Алексеев полагает, что «юридическим фактам не соответствует особая стадия в процессе правового регулирования. Они выполняют лишь слу-

--264--

жебную роль, обеспечивая переход от одной стадии (регламентирования общественных отношений) к другой стадии (правоотношения). Поэтому правообразующие факты не создают такого же самостоятельного звена в механизме правового регулирования, как нормы права и правоотношения»[12]. По поводу правопрекращающих фактов ученый считает, что последние «принадлежат к заключительному звену механизма правового регулирования. Правопрекращающие факты - это по большей части акты реализации субъективных юридических прав и обязанностей. В механизме правового регулирования они играют самостоятельную роль»[13].

Н.И. Матузов, Б.Н. Мезрин, Ю.К. Толстой, В.Б. Исаков, Г.Я. Стоя-кин и другие ученые придерживались точки зрения о самостоятельной роли юридических фактов в механизме правового регулирования[14]. Так, Г.Я. Стоякин указывал, что «для определения места юридического факта (юридического состава) в системе правового регулирования нужно, очевидно, выяснить, оказывает ли юридический факт непосредственное воздействие на процесс регулирования или только сопутствует ему»[15]. Достаточно доказательной по этому вопросу он полагал аргументацию В.Б. Исакова, утверждавшего, что «каждый шаг» правового регулирования связан с движением фактической основы, с появлением новых юридических фактов и фактических составов. В свою очередь возникновение фактов открывает возможность для следующего «шага» правового регулирования и т.д.» ... следовательно, юридические факты - «активное ядро» в системе общественных отношений»[16].

--265--

Считая справедливой позицию ученых о самостоятельной роли юридических фактов, отметим, что традиционное толкование этого вопроса применительно к сделке носит односторонний характер. Место сделки в механизме гражданско-правового регулирования предопределено ее функциональной сущностью, состоящей в регулятивном воздействии на общественные отношения. Самостоятельность сделки как юридического факта в традиционном понимании выступает одним из проявлений ее регулирующей функции в механизме гражданско-правового регулирования как правового феномена, устанавливающего взаимообязательные правила поведения - индивидуальные нормы при каузальном регламентировании общественных отношений. В этом -единство функций сделки как правового и социального явления. То обстоятельство, что сделка устанавливает взаимообязательные правила поведения, роднит ее с нормой права. В механизме гражданско-правового регулирования сделки выступают самостоятельным элементом, располагающимся между устанавливающими их правовой режим нормами права и правоотношениями. Больше они тяготеют к нормам права, но к ним не сводятся.

По регулирующей силе сделки стоят в одном ряду с нормами права, но не могут быть отнесены к нормативной основе отрасли, ибо, во-первых, порождаемые ими правила поведения хотя и обязательны для участников конкретных связей, но не являются общими для всех субъектов права; во-вторых, механизм формирования сделками прав и обязанностей иной, чем у норм права и, в-третьих, сами сделки становятся средствами индивидуального регулирования в силу признания этого факта в нормах отрасли.

Сделки выступают самостоятельным правовым явлением - средством индивидуального поднормативного регулирования общественных отношений. В этом заключена их ценность и непосредственное воздействие на процесс гражданско-правового регулирования общественных отношений. Это то естественное правовое состояние сделок, та ее правовая природа, ради которых законодатель, собственно, и придал сделке статус юридического факта.



[1] Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования // Антология уральской цивилистики. 1925-1989: Сб. статей. М: Статут, 2001. С. 54.

[2] См.: Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972. С. 15.

[3] Подробнее об этом см.: Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Госюриздат, 1958. С. 50.

[4] См.: Чуваков В.Б. Юридическая природа тратты. Очерки по торговому праву: Сб. науч. тр. / Под ред. Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 1997. Вып. 4. С. 23.

[5] Крашенинников Е.А. Составление векселя. Ярославль, 1992. С. 7.

[6] См.: Вишневский А.А. Вексельное право. М: Юристъ, 1996. С. 8.

[7] В литературе уже отмечалось, что сделка является средством индивидуального регулирования (см: Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования // Антология уральской цивилистики. 1925-Л989: Сб. статей. С. 54-68; Илларионова Т. И. Сделки в механизме гражданско-правового регулирования общественных отношений // XXVII съезд КПСС и механизм гражданско-правового регулирования общественных отношений. Свердловск, 1988. С. 47-56; Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972. С. 95-100 и др.).

[8] В этой связи представляется неверным рассматривать недействительность сделок как самостоятельное правовое явление и определять саму сделку только как действительную (см., например, Шахматов В.П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. Томск, 1967. С. 164). Сделка как правовое явление существует тогда, когда она действительна, если налицо недействительность, то сделки нет, что не исключает распространение на это не признаваемое сделкой явление правового режима сделок в виде правовых возможностей регулирования правом юридически небезразличного поведения.

[9] Матузов Н.И., Малько А.В. Правовые режимы: Вопросы теории и практики // Правоведение. 1996. № 1.С. 20.

[10] Предусмотренные в отдельных главах ГК РФ права и обязанности по ряду договоров -это апробированные практикой наиболее эффективные модели поведения, которые стороны могут принять, но это не мешает им сконструировать любые иные факты, влекущие возникновение правоотношений, прямо законом не предусмотренных.

[11] См.: Александров Н.Г. Право и законность в период развернутого строительства коммунизма. М., 1961. С. 188 и след.; Гревцов ЮМ. Проблемы теории правового отношения. Л., 1981. С. 73.

[12] Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М„ 1966. С. 152-153.

[13] Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. С. 152; См. также: Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования // Антология уральской цивилистики. 1925-1989: Сб. статей. С. 54-68.

[14] См.: Матузов Н.И. Личность. Права. Демократия. Саратов, 1972. С. 60; Мезрин Б.Н. Санкции в структуре гражданского правоотношения // Гражданские правоотношения и их структурные особенности. Свердловск, 1975. С. 38; Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л., 1959. С. 5-7; Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. М., 1984.С. 56; Стоякин Г.Я. Нормативная основа механизма регулирования общественных отношений // XXVII Съезд КПСС и механизм гражданско-правового регулирования общественных отношений. Свердловск, 1988. С. 23 и след.; Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. Саратов, 1980. С. 25.

[15] Стоякин Г.Я. Нормативная основа механизма регулирования общественных отношений. С. 23.

[16] Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. С. 12.

 

Добавлено: 2010-09-26

 

Комментарии

Внимание! Комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи! Вам необходимо авторизироваться через панель авторизации, которая находится справа. Если Вы еще не зарегистрированы, то, пожалуйста, пройдите регистрацию.

 


Правовая газета Статус

Совершенствование гражданского законодательства



Обновление: 09.07.2015



Система Orphus

 

УрО РШЧП

 

 

Советы по макияжу для женщины-юриста  

 

 

© 2014. Вербицкая Ю.О.

Rambler's Top100