Главная О цивилистике Цивилисты Конференции Новости цивилистики
 

Главная / Совершенствование гражданского законодательства

Опрос – Законодательство о юридических лицах

Представляем Вашему вниманию результаты опроса по Концепции совершенствования гражданского законодательства (законодательство о юридических лицах). Опрос проведен в рамках проекта «Юридическая экспертная сеть».

При поддержке:

НП «ЮрКлуб»
НП «Межрегиональное цивилистическое общество»
Центр развития коллекторства и гуманитарно-правовых технологий
НП «Уральская правовая палата»
Центр ЮСБ

Оглавление


Оглавление

1. Общие положения ГК о юридических лицах

2. Регистрация юридических лиц

3. Реорганизация и ликвидация юридических лиц

4. Законодательство о хозяйственных обществах

4.1. Статус и виды хозяйственных обществ

4.2. Уставный капитал хозяйственных обществ

5. Законодательство о кооперативах

6. Законодательство об унитарных предприятиях

7. Законодательство о некоммерческих организациях

7.1. Виды некоммерческих организаций

7.2. Учреждения

7.3. Государственные корпорации

В опросе приняли участие:

Аминов Евгений Раульевич Аминов Евгений Раульевич – начальник юридического отдела Филиала ОАО «НЛМК» в г. Екатеринбурге – «НЛМК-Урал», аспирант кафедры гражданского права УрГЮА
Богданов Владимир Владимирович Богданов Владимир Владимирович – ведущий консультант Департамента консультирования по налогообложению и праву компании «Делойт», аспирант Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ
Вербицкая Юлия Олеговна Вербицкая Юлия Олеговна – магистр частного права, руководитель НП «Межрегиональное цивилистическое общество», заведующий юридической клиникой Института юстиции УрГЮА
Ворожевич Арина Сергеевна Ворожевич Арина Сергеевна – студент Юридического Факультета Новосибирского государственного университета
Гаврилов Евгений Владимирович Гаврилов Евгений Владимирович – главный специалист юридического отдела Министерства образования и науки Красноярского края
Назаров Алексей Геннадьевич Назаров Алексей Геннадьевич – аспирант кафедры гражданского права УрГЮА
Незнамов Андрей Владимирович Незнамов Андрей Владимирович – начальник юридического отдела группы компаний «Регион-Теплогазавтоматика», кандидат юридических наук, преподаватель кафедры гражданского процесса УрГЮА
Панфилло Евгений Александрович Панфилло Евгений Александрович – студент факультета юриспруденции и политологии Рязанского государственного университета им. С. А. Есенина
Погуляев Денис Евгеньевич Погуляев Денис Евгеньевич – адвокат, Master of Laws Manchester University
Семенов Сергей Николаевич Семенов Сергей Николаевич – магистр юриспруденции, заместитель директора ООО «Правовая помощь автомобилистам»
Хабибуллина Альбина Шамиловна Хабибуллина Альбина Шамиловна – ведущий юрисконсульт Акционерного коммерческого банка «АК БАРС» и др.

 

1. Общие положения ГК о юридических лицах

1 вопрос:

В Концепции развития гражданского законодательства РФ говорится о том, что при сохранении основополагающей роли общих норм ГК о юридических лицах становятся нецелесообразными создание и функционирование отдельных законов общего характера, составляющих дополнительный уровень регулирования «между» ГК и законами об отдельных видах юридических лиц (например, о реорганизации юридических лиц, некоммерческих организациях и т. п.). В связи с этим предполагается переход к «двухуровневой» регламентации в этой сфере (ГК РФ и специальные законы) (п. 1.1 ч. III Концепции).

Считаете ли Вы необходимым отказ от «трехуровневой» регламентации возникновения, деятельности и прекращения юридических лиц и переход к «двухуровневой» регламентации в этой сфере?

1. 73% Да, считаю необходимым, так как это позволит достичь точного соответствия федеральных законов Гражданскому кодексу и положительно скажется на правоприменении.
2. 18% Считаю желательным, но не необходимым, так как это будет иметь некоторое положительное значение для правоприменения, но не повлечет принципиальных изменений.
3. 0% Считаю это недопустимым, так как это отрицательно скажется на развитии гражданского законодательства и практике его применения.
4. 9% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

В. В. Богданов: На мой взгляд, дело не в количестве уровней регламентации, а в качестве законодательной работы по данному направлению. С точки зрения юридической техники возможно разделение и на три уровня, если это обусловлено объемом материала (как, например, в случае с некоммерческими организациями). Важно, чтобы законодательство о юридических лицах было избавлено от противоречивых и «расплывчатых» норм, устранена возможность «придумывать» новые виды некоммерческих организаций и т. п.

Е. В. Гаврилов: Создание «двухуровневой модели» необходимо для систематизации гражданского законодательства о юридических лицах. В результате этого «отсеется» масса законов, не имеющих особой актуальности. Однако «чистка» гражданского законодательства о юридических лицах, думается, будет носить временный характер, ведь новые законы «продвигают» и оценивают не только цивилисты, но и специалисты иных отраслей права. Многие из тех законов, которые предлагается упразднить, в свое время были предложены специалистами комплексных отраслей права (аграрного, предпринимательского права, права социального обеспечения и пр.). Вполне возможно, что специалисты «дружественных» гражданскому праву отраслей в будущем вновь предложат «что-то новенькое», что будет выбиваться из предложенной цивилистами «двухуровневой модели».

А. В. Незнамов: То, что называется «дополнительным уровнем регулирования», в действительности относится, как правило, именно к специальным законам и по существу полноценного «третьего уровня» не составляет и составлять не должно.

А. Ш. Хабибуллина: Необходимо признать, что сегодня сама система законодательства о юридических лицах представляет собой логически сконструированное единство нормативных правовых актов. Поэтому в целом не отрицается, что создание «прослойки» в виде законов общего характера (о реорганизации юридических лиц, о собственности и т. п.), не нарушая существующей рациональной обобщенности норм законодательства о юридических лицах, может способствовать единству правоприменения.

2 вопрос:

Предлагается ввести категорию «корпоративные права», которая будет включать как собственно «права участия» в юридическом лице, так и соответствующие обязательственные права. Этим понятием будут охватываться права участников хозяйственных обществ и товариществ, а также кооперативов (п. 1.3 ч. III Концепции).

Стоит ли закреплять в ГК категорию «корпоративные права»?

1. 37% Да, стоит.
2. 36% Нет, эти отношения и так фактически урегулированы положениями гражданского законодательства.
3. 27% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

Е. Р. Аминов: Данный вопрос особо остро стоит в связи с распространением в настоящее время достаточно «можно» концепции «корпоративного контроля» или «доктрины восстановления корпоративного контроля», которую предложил Президиум ВАС РФ. Однако не все арбитражные суды адекватно «воспринимают» указанные течения. Действительно, говорить об обязательственных правах и, например, о праве на участие в управлении акционерным обществом, тем более о праве на корпоративный контроль дочерних и зависимых обществ, в одном и том же аспекте применительно к судебной защите нарушенных прав не приходится.

В. В. Богданов: Стоит, но при этом должна быть определена правовая природа этих прав, носят ли они имущественный или неимущественный характер либо вообще лежат за пределами этой дихотомии некие sui generis права, что происходит с ними при залоге акций, долей и т. п. До достижения какого-то теоретического консенсуса по этому вопросу включение их в ГК лишено практического смысла.

А. С. Ворожевич: Во-первых, следует заметить, что в дефиниции, предлагаемой Концепцией, сущность корпоративных прав определяется лишь в общих чертах, а их специфика и вовсе не раскрывается, что делает саму по себе постановку вопроса о необходимости законодательного закрепления таких прав преждевременной.
Во-вторых, необходимо констатировать, что за рассматриваемым понятием, выступающим в качестве своеобразного обобщения, скрывается совокупность имущественных и неимущественных прав (например, право на управление делами организации). При этом, несмотря на то что последние обладают принципиальными отличиями от установленной в общей части ГК группы неимущественных прав, их обособление не целесообразно. Место таких прав в системе гражданско-правых объектов вполне может быть определено и посредством расширения содержания существующих групп.
Корпоративным правоотношениям присущи специфичные субъекты – органы управления юридического лица, а также (не во всех случаях) субординационный характер связи, что в некоторой мере отличает их от других гражданско-правовых правоотношений. Однако, основываясь на содержательном аспекте, их, как и соответствующие права, следует рассматривать в качестве категории, включающей элементы иных правовых институтов и понятий, нашедших закрепление в гражданском законодательстве.
В принципе понятие корпоративных правоотношений может быть установлено в ст. 2 ГК, однако, указывая на их особенности, законодатель не должен проводить разграничение между ними и закрепленными в настоящее время группами гражданских правоотношений.

Е. В. Гаврилов: Являюсь противником закрепления в ГК РФ категории «корпоративные права». Убежден, что корпоративные права нельзя полностью включать в состав гражданского права, они носят комплексный, межотраслевой характер и больше связаны с предпринимательским (хозяйственным) правом. Если имеется необходимость правового регулирования указанных прав, то это еще один повод для постановки вопроса о принятии в нашей стране предпринимательского (хозяйственного) кодекса.

А. В. Незнамов: Крайне важно, чтобы Концепция стремилась к четкости и структурированности гражданского законодательства; введение категории «корпоративные права» не критически важно для соответствующего института, но направлено именно на совершенствование.

А. Ш. Хабибуллина: Однозначно говорить о том, какое влияние может оказать на российский правопорядок выделение подобного рода прав, не представляется возможным. Ясно лишь одно, что предлагаемая категория требует дальнейшего глубокого изучения и теоретического обоснования.

3 вопрос:

Планируется закрепить необходимость указания в уставе некоммерческой организации исчерпывающего перечня всех видов деятельности (включая предпринимательство, которое должно являться вспомогательным по отношению к основным, главным видам их деятельности), что приведет к недопустимости осуществления иных видов деятельности, кроме тех, которые указаны в уставе (п. 1.4 ч. III Концепции).

Есть ли необходимость закрепления в уставе исчерпывающего переченя видов деятельности, а также указанного запрета о предпринимательской деятельности?

1. 46% Да, это необходимо в силу специальной правоспособности некоммерческих организаций.
2. 36% Нет, это будет ограничивать свободу деятельности НКО.
3. 18% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

В. В. Богданов: Простое перечисление видов «разрешенной» деятельности в уставе, на мой взгляд, не будет иметь практического эффекта, так как в устав НКО могут вноситься изменения. Бесконтрольную свободу НКО в получении, а главное в использовании предпринимательских доходов, безусловно, нужно ограничивать, однако необходимо искать другие, возможно, административные или налоговые рычаги либо при включении предложенного положения устанавливать особый усложенный порядок изменения таких норм устава.

Ю. О. Вербицкая: Похоже, что опять «все смешалось: кони, люди»… Что значит «предпринимательство, которое должно являться вспомогательным по отношению к основным, главным видам их деятельности»? Предпринимательство – это вид деятельности? Практически любой вид деятельности можно осуществлять как на коммерческой, так и некоммерческой основе. Может быть, к примеру, создана организация, которая основной своей целью ставит развитие какой-либо науки. При этом среди видов деятельности может быть: организация конференций, семинаров, иных мероприятий; издание научных сборников, журналов, монографий и т. д. Но ведь все эти виды деятельности можно осуществлять как в качестве предпринимательства (если мы все это организуем платно и на постоянной основе), так и на альтруистических началах. На мой взгляд, вполне прилично в уставах некоммерческих организаций смотрится перечень видов деятельности, после которого содержится пункт следующего содержания: «Организация может осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых она создана». А указание исчерпывающего переченя видов деятельности вполне допустимо, это вполне соответствует сущности специальной правоспособности некоммерческой организации, тем более, что на практике Минюст при регистрации уже и так этого требует.

А. С. Ворожевич: На поставленный вопрос следует ответить утвердительно. При этом на законодательном уровне (ст. 49 ГК) необходимо перенести акцент с целевого критерия разграничения универсальной и специальной правоспособности на предметный. Строго говоря, создание всех юридических лиц обусловлено определенной целью. Применительно к коммерческим организациям такой целью является получение прибыли, которая на уровне учредительных документов организаций может быть существенно конкретизирована. В связи с этим, опираясь на положение абз. 1 ст. 49 ГК, можно говорить о законодательном ранжировании целей, в соответствии с которым на характер правоспособности влияют лишь наиболее конкретные ориентиры деятельности организации, что вряд ли оправдано.
Кроме того, исключительно целевая ограниченность сферы действий некоммерческих организаций на практике приводит к нарушению соотношения предпринимательской и иной деятельности некоммерческих организаций, в пользу первой, что вступает в противоречие с правовой сущностью таких юридических лиц.

Е. В. Гаврилов: Некоммерческие организации должны носить целевой характер, четкий и конкретный. В учредительных документах НКО целесообразно предусмотреть закрытый перечень деятельности (прежде всего это касается «деятельности, приносящей доход»). Однако для этого необходимо определиться с критериями выделения тех или иных видов деятельности.

Назаров А. Г.: Ограничивать некоммерческую правоспособность таких организаций нельзя. В отношении предпринимательской деятельности – возможно.

4 вопрос:

В Концепции также предлагается ввести обязанность некоммерческих организаций включать в устав положения об осуществлении разрешенного им предпринимательства только в сферах, соответствующих профилю (характеру) их основной деятельности (п. 1.4 ч. III Концепции).

Стоит ли обязать некоммерческие организации включать в устав правило об осуществлении разрешенного им предпринимательства только в сферах, соответствующих профилю (характеру) их основной деятельности?

1. 27% Да, стоит.
2. 37% Нет, нельзя ограничивать деятельность некоммерческих организаций только их основной деятельностью, могут быть и вспомогательные виды деятельности помимо основной.
3. 18% Нет, стоит закрепить данную норму в законе, не имеет смысла ее дублировать в уставе.
4. 18% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

В. В. Богданов: Честно говоря, этот предложение в Концепции изложено не очень ясно. Что значит соответствие профилю основной деятельности и кто будет его определять на практике? Если благотворительный фонд (или другая НКО) занимается, скажем, поддержкой малого и среднего предпринимательства, будет ли это означать, что он может заниматься всеми видами предпринимательской деятельности?

Ю. О. Вербицкая: Категорически против. К чему ограничивать свободу и так ограниченно правоспособных юридических лиц? Можно привести простой пример, который обнаружит на практике несостоятельность этой идеи: у всех вузов основной профиль деятельности – образование; почти все вузы имеют в своей структуре столовые; если следовать указанному предложению, то они уже не смогут оказывать услуги по питанию обучающихся, преподавателей и иных лиц, ведь организация питания никак не может быть разновидностью образовательных услуг. Преподаватели и студенты останутся голодными, что никак не может положительно отразиться на образовательном процессе, а следовательно, и на целях создания юридического лица.

А. Ш. Хабибуллина: Полагаю, что нынешние формулировки в ГК о возможности НКО осуществлять предпринимательскую деятельность для достижения своих некоммерческих целей вполне достаточно.

5 вопрос:

В Концепции высказывается мнение о возможности введения для некоммерческих организаций, предполагающих осуществлять помимо основной деятельности (для осуществления которой они созданы) вспомогательную предпринимательскую деятельность, обязанности формирования соответствующего уставного капитала(п. 1.4 ч. III Концепции).

Считаете ли Вы допустимым введение обязанности формирования уставного капитала для некоммерческих организаций, предполагающих осуществлять предпринимательскую деятельность?

1. 27% Считаю необходимым, так как это станет дополнительной гарантией обеспечения прав других участников гражданского оборота.
2. 37% Считаю возможным, но не обязательным, так как это существенно не повлияет на правовой статус и деятельность некоммерческих организаций.
3. 18% Считаю недопустимым, так как это противоречит сущности некоммерческих организаций.
4. 18% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

В. В. Богданов: На практике уставный капитал НИКАК не обеспечивает права кредиторов. Сама по себе эта норма будет носить декларативный характер.

Ю. О. Вербицкая: Почти все некоммерческие организации (даже государственные и муниципальные) предполагают помимо основной деятельности осуществление предпринимательской, иначе, на что они будут жить. Даже детские сады и школы оказывают дополнительные платные услуги. Учитывая предполагаемые Концепцией размеры уставных капиталов, мы попросту лишим жизни почти весь некоммерческий сектор.

А. В. Незнамов: Уставный капитал должен выполнять ту функцию, для которой он предусмотрен в принципе – гарантия прав кредиторов. Его формирование и увеличение минимального размера актуальны для всех юридических лиц.

А. Ш. Хабибуллина: Уставный капитал формируется в хозяйственных обществах. Думается, что законодательное закрепление обязанности его формирования в НКО приведет к различным теоретическим и практическим неопределенностям.

6 вопрос:

В Концепции содержится предложение о законодательном закреплении деления юридических лиц с точки зрения организационной структуры на корпорации (построенные на началах членства) и некорпоративные юридические лица. К первым предполагается отнести хозяйственные общества и товарищества, производственные кооперативы и большинство некоммерческих организаций, а ко вторым – унитарные предприятия, фонды и учреждения(п. 1.5 ч. III Концепции).

Считаете ли Вы необходимым законодательное закрепление деления юридических лиц на корпорации и некорпоративные организации?

1. 18% Да, считаю необходимым, так как это позволит урегулировать ряд вопросов, вызывающих практические споры (возможность оспаривания решений общих собраний и других коллегиальных органов, условия выхода или исключения из числа участников и т. п.).
2. 73% Нет, считаю законодательное закрепление такого деления излишним, это можно допустить на доктринальном уровне, но не в законе.
3. 9% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

Ю. О. Вербицкая: Сама по себе классификация юридических лиц на корпорации и учреждения имеет высокую научную ценность, однако стоит ли менять всю структуру законодательной регламентации организационно-правовых форм юридических лиц? Что изменится от того, что мы построим структуру ГК в этой части по тому же принципу, что и в ГГУ? Для этого есть наука гражданского права, именно наука сильна обобщениями, возможностями классифицировать те или иные институты, нормы. Главная проблема в этой области сегодня – отрытый перечень организационно-правовых форм определенной разновидности юридических лиц, а именно некоммерческих организаций. Нужно навести в этой области порядок, тогда не потребуется переворачивать уже устоявшееся нормативно закрепленное деление юридических лиц с ног на голову.

Е. В. Гаврилов: Давно пора. Во всех развитых странах данная классификация так или иначе присутствует в гражданском законодательстве.

А. Ш. Хабибуллина: Правильнее, на мой взгляд, является второй вариант ответа. Законодательное закрепление данного положения может повлечь за собой дополнительные сложности в практических спорах.

7 вопрос:

В Концепции говорится о целесообразности усиления правил ст. 53 ГК об имущественной (деликтной) ответственности органов юридического лица перед соответствующим юридическим лицом, которая должна быть солидарной (при наличии нескольких «волеизъявляющих» органов юридического лица или при их коллективном характере) и, как правило, виновной, наступающей лишь в случаях грубой неосмотрительности (неосторожности) или риска, неоправданного по условиям оборота (например, отчуждение имущества юридического лица при наличии конфликта интересов по существенно заниженной цене, непроявление должной осмотрительности в выборе контрагента и (или) при подготовке условий сделки и т. п.). Нормальный предпринимательский риск, оправданный условиями оборота, должен исключать ответственность указанных лиц. Также в Концепции предлагается объявление ничтожными условий договоров между руководителем (иным лицом, представляющим юридическое лицо) и самим юридическим лицом, ограничивающих или исключающих имущественную ответственность органа (руководителя) юридического лица (п. 1.7 ч. III Концепции).

Поддерживаете ли Вы такое усиление правил Гражданского кодекса РФ об имущественной (деликтной) ответственности органов юридического лица перед соответствующим юридическим лицом?

1. 55% Да, поддерживаю, так как развитие гражданского оборота требует ужесточения ответственности органов юридического лица перед соответствующим юридическим лицом.
2. 9% Нет, не поддерживаю, так как эти меры будут иметь скорее негативные последствия (например, они могут привести к снижению предпринимательской инициативы, проявляемой органами юридических лиц).
3. 36% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

В. В. Богданов: Понятие «нормальный предпринимательский риск» носит слишком субъективный характер. Ограничение «безнаказанности» органов юридического лица должно достигаться за счет системы сдержек и противовесов (например, совершенствование положений законодательства о крупных сделках и сделках с заинтересованностью, их более детальное регламентирование и т. п.) и ответственность должна наступать именно за нарушение жестких норм и процедур, указанных в законе, а не за превышение неких абстрактных «разумных пределов риска».

А. С. Ворожевич: Проблематика имущественной ответственности членов органов управления юридических лиц требует комплексного подхода. Во-первых, необходимо однозначно решить вопрос о ее правовой природе. Если у арбитражных судов сомнений в гражданско-правовой природе такой ответственности не возникает, то суды общей юрисдикции в большинстве случаев определяют ее как трудовую. Я разделяю первый подход, в связи с чем предлагаю указать в ГК на невозможность применения к ответственности рассматриваемых лиц положений трудового законодательства.
Во-вторых, на доктринальном уровне следует сделать вывод о внедоговорном характере такой ответственности, обозначив в качестве общего основания ее возникновения злоупотребление правом. На уровне же закона необходимо связывать применение анализируемого института с нарушением требований добросовестности и разумности, выступающих в данном случае в качестве пределов осуществления прав, что в наибольшей степени будет отражать фидуциарный характер правоотношений юридических лиц и членов органов их управления.
Что касается вины, то ее предлагается исключить из оснований ответственности членов органов управления. Объединение в рамках одной нормы требований добросовестности и разумности и категории вины создает проблему для правоприменителя, который в рамках рассмотрения конкретного дела либо отождествляет недобросовестность с виной, либо исключает одну из данных категорий из предмета своего исследования.

А. В. Незнамов: Это, безусловно, необходимо. Однако следует задать хотя бы общие границы понятия «предпринимательский риск».

А. Ш. Хабибуллина: Орган юридического лица не является самостоятельным субъектом гражданского права. Это структурно обособленная часть юридического лица, состоящая из одного лица или группы лиц, формируемая в порядке, установленном в законе и учредительных документах юридического лица в период его существования, действующая в пределах собственной компетенции, образующая и (или) изъявляющая волю юридического лица вовне.
В связи с этим речь необходимо вести об ответственности физических или юридических лиц, входящих в состав этого органа.

8 вопрос:

В Концепции ставится вопрос о возможности законодательного закрепления в качестве дополнительного условия признания российским правопорядком правоспособности оффшорных компаний их регистрацию в едином государственном реестре юридических лиц с обязательным раскрытием информации об учредителях (участниках) и выгодоприобретателях. Лишь при наличии такой регистрации и раскрытии указанной информации в Концепции предлагается предоставить право оффшорной компании осуществлять свою деятельность на российской территории, в том числе совершать сделки, приобретать имущество в собственность и т. д. (п. 1.9 ч. III Концепции).

Будет ли, на Ваш взгляд, оправданно законодательное закрепление регистрации оффшорных компаний с обязательным раскрытием информации об учредителях (участниках) и выгодоприобретателях в едином государственном реестре юридических лиц?

1. 27% Да, это будет совершенно оправданно, так как оффшорные компании нередко используются для злоупотреблений в гражданском обороте (искусственное создание мнимого добросовестного приобретателя, сокрытие незаконных манипуляций с долями и акциями, «рейдерские захваты» и т. п.).
2. 18% Возможно, это будет оправданно в перспективе, но в настоящее время такие меры недопустимы, и в ближайшие годы законодательное закрепление такой регистрации оффшорных компаний в едином государственном реестре юридических лиц невозможно.
3. 46% Нет, это будет неоправданно, так как вызовет сложности в правоприменении и создаст дополнительные трудности для развитии гражданского оборота.
4. 9% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

В. В. Богданов: В Концепции не решено, что такое оффшор или кто будет это определять. Да и в целом те причины, которые приводятся в Концепции, представляются неубедительными, поскольку оффшоры используются скорее для достижения налогового эффекта, чем, для тех целей, о которых говорится в ней.

Е. В. Гаврилов: Пока российская экономика не будет стабильной, глобальные изменения в правовое регулирование оффшорных компаний вносить не стоит. При внесении изменений необходима консультация со специалистами в области международного частного права.

А. В. Незнамов: С точки зрения гражданского законодательства это в корне неверно, с точки зрения публичного элемента в нем – наверное, оправданно.

С. Н. Семенов: Высказанное предложение носит ярко выраженный фискальный характер и, по нашему мнению, имеет достаточно опосредованное отношение к гражданскому законодательству. Тем более что по характеру предлагаемого изменения, видно, откуда «растут ноги» этой идеи. Перефразирую спикера одного законодательного органа: «Гражданский Кодекс не место для министерских хотелок».

2. Регистрация юридических лиц

9 вопрос:

При рассмотрении отношений, связанных с регистрацией юридических лиц, в Концепции формулируется принцип достоверности данных государственного реестра юридических лиц и необходимости проверки законности корпоративных решений и сделок с долями и акциями (п. 2.2 ч. III Концепции). Его провозглашение потребует закрепления в гражданском законодательстве следующих положений:

- принцип публичной достоверности реестра, в соответствии с которым любое добросовестное лицо, полагавшееся на данные реестра, не затрагивается несоответствием данных реестра фактическим обстоятельствам. Юридическое лицо не вправе ссылаться на данные, не внесенные в реестр, равно как и на недостоверность данных, содержащихся в реестре, в отношении лиц, добросовестно полагавшихся на эти данные. Установление же недостоверности таких данных должно быть безусловным законным основанием отказа в государственной регистрации юридического лица (п. 2.3 ч. III Концепции);

- требование своевременной актуализации юридическими лицами указанных данных и обязанность возмещения юридическим лицом своим контрагентам убытков, возникших у них вследствие непредставления, несвоевременного представления сведений или представления недостоверных сведений в государственный реестр юридических лиц (п. 2.4 ч. III Концепции);

- обязательность проверки достоверности и соответствия действующему законодательству содержания учредительных документов, а также вносимых в них изменений (п. 2.5 ч. III Концепции);

- обязанность своевременного информирования заинтересованных лиц о предполагаемых изменениях учредительных документов или данных, содержащихся в государственном реестре (п. 2.6 ч. III Концепции).

Поддерживаете ли Вы установление принципа достоверности данных государственного реестра юридических лиц и необходимости проверки законности корпоративных решений и сделок с долями и акциями (в том виде, в каком это предлагается в Концепции)?

1. 27% Да, так как эти положения реализуют в российском гражданском праве подходы, преобладающие в европейском праве, и позволят уменьшить число злоупотреблений в этой сфере отношений.
2. 46% Частично поддерживаю, так как считаю, что не все из указанных в Концепции предложений по совершенствованию регулирования отношений в этой сфере будут иметь положительные последствия.
3. 18% Нет, не поддерживаю, так как это значительно усложнит регулирование отношений и впоследствии приведет к росту числа злоупотреблений в указанной сфере.
4. 9% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

С. Н. Семенов: По нашему мнению, любое предложение, направленное на сокращение числа злоупотреблений, неизбежно порождает новые злоупотребления. Боюсь, данная новелла также не станет исключением.

А. Ш. Хабибуллина: Следует учитывать, что сама государственная регистрация юридических лиц, являясь правообразующим юридическим фактом, основывается на принципах публичности, открытости информации о зарегистрированных субъектах; достоверности содержащихся в реестре сведений; конститутивности самого факта регистрации. С ней связано приобретение организацией статуса юридического лица.
Одной из главных задач единого государственного реестра юридических лиц является предоставление возможности при обращении к сведениям, содержащимся в ЕГРЮЛ, получить достоверную информацию о конкретном юридическом лице, его правоспособности. Принцип достоверности информации ЕГРЮЛ заключается в том, что данная информация соответствует тому, что есть на самом деле, и такую информацию можно получить о любом юридическом лице, прошедшем государственную регистрацию.
Установление принципа дост
оверности данных государственного реестра юридических лиц следует оценить положительно.

10 вопрос:

Действующее законодательство фактически допускает множественность органов регистрации юридических лиц, поскольку коммерческие и некоммерческие организации регистрируются различными органами (соответственно налоговыми органами и органами юстиции), что порождает разную административную практику применения законодательства. В Концепции говорится о целесообразности закрепления функции по регистрации всех юридических лиц и ведению единого государственного реестра за органами юстиции, которые в настоящее время уже осуществляют государственную регистрацию некоммерческих организаций (п. 2.7 ч. III).

Кроме того, в процессе обсуждения законопроектов в развитие Концепции предлагаются различные варианты решения данного вопроса. Так, высказываются предложения о том, что регистрацию юридических лиц должны осуществлять нотариусы, арбитражные суды.

Как Вы считаете, кто должен заниматься государственной регистрацией юридических лиц?

1. 36% Разделяю мнение авторов Концепции насчет органов юстиции, так как это позволило бы сосредоточить государственную регистрацию всех юридических лиц в одном ведомстве (органах юстиции) и создать единый электронный реестр.
2. 0% Полагаю, необходимо сохранить сложившуюся систему регистрации юридических лиц (коммерческие организации следует регистрировать в налоговом органе, некоммерческие – в органе юстиции).
3. 9% На мой взгляд, необходимо сосредоточить государственную регистрацию всех юридических лиц в налоговом органе, что также позволит создать единый электронный реестр.
4. 9% Будет целесообразно, если регистрацией юридических лиц будут заниматься нотариусы, как это практикуется в некоторых европейских странах с развитыми правопорядками.
5. 0% Считаю, что эту обязанность смогут хорошо выполнять арбитражные суды субъектов РФ.
6. 46% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

В. В. Богданов: Кто будет регистрировать, не так уж важно, важно, чтобы система работала быстро, слаженно, эффективно и без проволочек. Это вопрос администрирования, а не цивилистики.

Ю. О. Вербицкая: Вопрос не в том, какой орган будет регистрировать, вопрос в том, насколько клиентноориентирована эта государственная услуга. Сейчас основная проблема заключается в кадровом вопросе. Наберите в те же регистрационные отделы налоговых органов грамотных специалистов с высшим юридическим образованием, с опытом работы в этой сфере, установите достойную заработную плату, и сразу проблема отпадет. Во-первых, уменьшатся очереди, так как работники будут более оперативно и качественно выполнять свои обязанности, во-вторых, станет меньше ошибок, в-третьих, появится больше мотивации к вежливому и внимательному обращению к заявителям. А если мы этот же самый штат из налоговых органов перекинем в Минюст или в арбитражные суды во вновь созданный единый регистрирующий орган, останется все на прежнем уровне, вернее, станет еще хуже, посколько на реорганизационные процессы уйдет весьма солидная часть бюджета.

Е. В. Гаврилов: Насчет арбитражных судов, нотариусов и налоговой службы – категорически против. Суды должны судить, а не регистрировать. Нотариусы – проверять и подтверждать законность гражданских актов, а не регистрировать юридических лиц. Налоговая служба – собирать налоги. Вспоминается фраза Е. А. Суханова о том, что Россия – единственная страна, в которой большинство юридических лиц регистрирует налоговый орган.
Относительно Минюста идея не плохая. Но все-таки кажется, что его функции более глобальные, по сравнению с регистрацией юридических лиц.
В связи с этим считаю целесообразным создать специальный орган исполнительной власти в данной сфере, который бы занимался только госрегистрацией юридических лиц. Такой орган мог бы называться как Федеральная служба государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

А. В. Незнамов: Налоговые органы должны заниматься налогами, а не осуществлять не свойственную им нефискальную функцию. Регистрация в органах юстиции упростит ведение предпринимательской деятельности, сделает порядок регистрации юридических лиц понятным и четким. Сейчас с учетом всех разъяснений и практик налоговых органов это просто нереально.

Е. А. Панфилло: На мой взгляд, предложение авторов Концепции развития гражданского законодательства о передаче функции государственной регистрации коммерческих организаций от налоговых органов органам юстиции достаточно рационально. Действительно, это позволит выработать более единообразную практику применения законодательства о регистрации юридических лиц, создать единый электронный реестр юридических лиц. Кроме того, представляется, что после таких перемен качество исполнения данной государственной функции улучшится.
Интерес вызывает идея о передаче функции государственной регистрации коммерческих организаций арбитражным судам. Однако, на мой взгляд, задачей арбитражных судов (и всей судебной системы) должно быть исключительно осуществление правосудия в установленных законом формах судопроизводства. При этом спорные вопросы, возникающие при государственной регистрации юридических лиц, будут по-прежнему решаться с помощью системы арбитражных судов во главе с Высшим Арбитражным Судом РФ (как это произошло, например, при принятии информационного письма ВАС РФ от 30 марта 2010 г. № 135).

Д. Е. Погуляев: Регистрация в налоговых органах позволяет одновременно осуществлять регистрацию в качестве юридического лица и в качестве налогоплательщика, что значительно упрощает процедуру по сравнению с регистрацией в каком-либо ином органе с последующей регистрацией в качестве налогоплательщика.

С. Н. Семенов: Сама постановка вопроса направлена на борьбу с симптомами, а не с болезнью. С одной стороны, единый орган и единый электронный реестр – это хорошо, с другой – проблема не в том, кто регистрирует, а в том, как это происходит. Сегодняшняя процедура регистрации юридических лиц в РФ сложная и долгая по сравнению с развитыми правопорядками, поэтому решение вопроса «в какую очередь теперь стоять – в налоговую, в орган юстиции или куда-то еще» без упрощения самой процедуры должного результата не даст. Нужно стремиться к практике, например, Сингапура, где открытие предприятия производится за полчаса путем заполнения формы на одном листе.

А. Ш. Хабибуллина: Практика регистрации юридических лиц в одном ведомстве была распространена в отечественном правопорядке до принятия ГК РФ. Данную функцию выполняли органы юстиции. В целом можно согласиться с позицией авторов Концепции в части сосредоточения регистрации в органах юстиции. Однако арбитражные суды и нотариусы, на мой взгляд, не должны осуществлять подобные действия.

3. Реорганизация и ликвидация юридических лиц

11 вопрос:

Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. № 315-ФЗ предусмотрена новая редакция п. 3 ст. 60 ГК. В ней исключена солидарная ответственность вновь возникших юридических лиц по тем долгам реорганизованного юридического лица, по которым невозможно установить правопреемника. В результате отсутствие в документах о реорганизации упоминаний о каком-либо праве или обязанности, по сути, ведет к их прекращению, что, несомненно, может быть использовано недобросовестными участниками оборота.

В Концепции говорится о том, что отсутствие в передаточном акте упоминания о каком-либо праве или обязанности не может означать их прекращения в связи с исключением из государственного реестра реорганизованного юридического лица. При выделении или разделении юридических лиц отсутствие в разделительном балансе или в передаточном акте упоминания о какой-либо обязанности реорганизуемого юридического лица должно влечь солидарную ответственность по ней всех его правопреемников (пп. 3.1, 3.8 ч. III Концепции).

Согласны ли Вы с утверждением, что по тем долгам реорганизованного юридического лица, по которым невозможно установить правопреемника, должна быть установлена солидарная ответственность всех его правопреемников?

1. 82% Да, согласен, так как это служит защите прав и интересов кредиторов реорганизуемого юридического лица.
2. 0% Нет, не согласен, так как это отрицательно скажется на развитии гражданско-правовых отношений и может привести к злоупотреблениям со стороны кредиторов реорганизуемого юридического лица.
3. 18% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

Д. Е. Погуляев: Схемы «реорганизационного» ухода от ответственности встречаются все чаще. Инвесторы (кредиторы) должны быть защищены. Без этого не будет благоприятных условий для развития.

С. Н. Семенов: При должной изобретательности «недобросовестных участников оборота» оба варианта могут быть им на руку.

А. Ш. Хабибуллина: Точнее: солидарная ответственность всех его универсальных правопреемников.

12 вопрос:

В Концепции предлагается установить запрет на преобразование коммерческих организаций в некоммерческие и наоборот, а также запрет на появление некоммерческих организаций в результате реорганизации коммерческих организаций и наоборот (например, разделение общества с ограниченной ответственностью на другое хозяйственное общество и фонд, выделение фонда из производственного кооператива, преобразование потребительского кооператива в акционерное общество и т. д.) (п. 3.5 ч. III Концепции).

Поддерживаете ли Вы введение запрета на преобразование коммерческих организаций в некоммерческие и наоборот, а также запрет на появление некоммерческих организаций в результате реорганизации коммерческих организаций и наоборот?

1. 27% Да, поддерживаю, так как это позволит избежать искажения юридической природы и законодательного деления юридических лиц на коммерческие и некоммерческие организации.
2. 64% Нет, не поддерживаю, так как это ограничивает свободу участников гражданского оборота, необходимо лишь упорядочить нормы о реорганизации.
3. 9% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

В. В. Богданов: Эту возможность следует ограничить, но не исключить.

4. Законодательство о хозяйственных обществах

4.1. Статус и виды хозяйственных обществ

13 вопрос:

В Концепции содержится идея о целесообразности принятия на нынешнем этапе совершенствования законодательства единого закона о хозяйственных обществах (п. 4.1.3 ч. III Концепции).

Поддерживаете ли Вы эту идею принятия закона о хозяйственных обществах?

1. 0% Да, поддерживаю, так как в пользу такого подхода говорит наличие множества общих норм, которые с незначительными изъятиями можно применить ко всем видам хозяйственных обществ, а единый закон будет способствовать разрешению противоречий в правовом регулировании.
2. 64% Нет, не поддерживаю, так как считаю более целесообразным сохранение и совершенствование существующих законов об обществах с ограниченной ответственностью и акционерных обществах.
3. 18% Считаю, что все нормы, определяющие гражданско-правовой статус хозяйственных обществ, необходимо включить в ГК.
4. 18% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

В. В. Богданов: У нас глобально, всего три вида хозяйственных обществ – ООО, ЗАО и ОАО. ОДО вообще не распространены. Есть ли смысл ради них принимать специальный закон?! Кстати, это предложение противоречит предложению о «двухуровневой концепции» регулирования.

А. С. Ворожевич: Целесообразно сохранение обоих законов. Подобное состояние правового регулирования наиболее полно отражает специфику данных организационно-правовых форм, внутрикорпоративных отношений, складывающихся в хозяйственных обществах. В то же время необходима унификация положений данных актов в части регулирования сходных для таких юридических лиц институтов. Так, не может не вызвать нареканий положение п. 3 ст. 6 ФЗ «Об акционерных обществах», установившее в отличие от ФЗ «Об ООО» умышленную форму в вины, в качестве условия ответственности основного общества.

Е. В. Гаврилов: Если создать один закон о хозяйственных обществах, то он будет достаточно объемным, неудобным для всестороннего исследования. Хотя, безусловно, очень много норм двух существующих законов схожи. Только из-за того, что единый закон будет трудно воспринимаемым, объемным, лучше оставить имеющиеся два закона. Если же все нормы перенести в ГК РФ, это будет чересчур, смысл тогда «двухуровневой модели» гражданского законодательства о юридических лицах?

А. В. Незнамов: Создание единого закона, по сути, породит ту же «трехуровневую систему» – теперь уже полноценную, так как «нюансы» все равно будут регулировать дополнительными нормативным актами. «Двухуровневая система» предполагает, что ВСЕ общие нормы должны содержаться в ГК, а частности – в специальных законах.

14 вопрос:

Авторы Концепции формулируют мысль о целесообразности сохранения в гражданском законодательстве двух основных видов хозяйственных обществ: акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью. По их мнению, нет достаточных оснований для сохранения обществ с дополнительной ответственностью (п. 4.1.4 ч. III Концепции).

Разделяете ли Вы мнение о целесообразности упразднения такого вида хозяйственных обществ, как общество с дополнительной ответственностью?

1. 64% Да, разделяю, так как эта правовая конструкция не получила практического распространения.
2. 27% Нет, не разделяю, считаю необходимым сохранить этот вид хозяйственных обществ, так как его существование расширяет свободу выбора организационно-правовой формы юридического лица.
3. 9% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

В. В. Богданов: По-моему, это положение никому еще не мешало.

Е. В. Гаврилов: ОДО в большинстве случаев невыгодно учредителям… Поддерживаю упразднение.

Назаров А. Г.: Считаю, что правильнее оставить лишь 2 типа обществ – ОАО и ЗАО. ООО следует преобразовать либо в акционерные общества, либо в товарищества. Правовой статус ЗАО и ООО практически идентичен. Либо оставить только ООО и ОАО.

А. В. Незнамов: ОДО – все равно что ИП с уставным капиталом: сплошное противоречие.

Д. Е. Погуляев: Эта правовая конструкция не только не получила практического распространения, но еще и не имеет смысла. Например, ОДО может быть учреждено несколькими «пустышками», и в случае возникновения требования кредитор ничего не получит ни с ОДО, ни с его учредителей. ГК предусматривает открытый перечень способов обеспечения обязательств, которыми и надо пользоваться участникам гражданского оборота.

С. Н. Семенов: Конструкции, не востребованные оборотом, не нужны в законодательстве. Сохранение ОДО возможно только при наличии воли на установление этой формы в качестве обязательной для определенных видов хозяйствующих субъектов (например, банков, страховых компаний, инвестиционных компаний).

15 вопрос:

Также в Концепции говорится о целесообразности отказа от использования в ГК понятий «преобладающее общество» и «зависимое общество» (п. 4.1.4 ч. III Концепции).

Согласны ли Вы с исключением из ГК понятий «преобладающее общество» и «зависимое общество»?

1. 37% Да, согласен, так как данные понятия не оправдали себя на практике и не несут особой смысловой нагрузки.
2. 36% Нет, не согласен, так как законодательное закрепление этих понятий имеет определенное правовое значение, и отказ от них будет иметь негативные последствия для стабильного развития гражданского оборота.
3. 27% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

Е. В. Гаврилов: Да здравствуют одни «дочки» и «материнские компании»!

Д. Е. Погуляев: Эти понятия нельзя исключать. Более того, их надо развивать, в частности в антимонопольном законодательстве.

16 вопрос:

В Концепции предлагается закрепить в гражданском законодательстве особенности функционирования публичных акционерных обществ (известных немецкому, английскому и американскому корпоративному законодательству), которыми признаются акционерные общества с момента государственной регистрации проспекта их акций, подлежащих размещению среди неограниченного круга лиц по открытой подписке.

По мнению авторов Концепции, эти особенности публичных акционерных обществ должны заключаться, в частности: 1) в повышенных требованиях к минимальной величине уставного капитала; 2) обязательном вхождении в состав совета директоров независимых директоров; 3) публичном ведении таким обществом своих дел, проявляющемся в раскрытии информации о его деятельности (целесообразно закрепить в законе критерии раскрытия информации, содержащиеся в Первой директиве ЕС о публикации 1968 г.); 4) наличии специализированного регистратора, ведущего реестр акционеров и выполняющего функции счетной комиссии на общих собраниях акционеров (п. 4.1.5 ч. III Концепции).

Поддерживаете ли Вы идею о необходимости закрепления в гражданском законодательстве особенностей функционирования публичных акционерных обществ?

1. 55% Да, поддерживаю, так как такие особенности фрагментарно предусмотрены лишь Федеральным законом «О рынке ценных бумаг», тогда как они, прежде всего должны быть установлены в ГК и законодательстве об акционерных обществах.
2. 27% Нет, не поддерживаю, так как считаю, что закрепление особенностей функционирования публичных акционерных обществ излишне для российского правопорядка и что для правового регулирования этого вопроса вполне достаточно уже существующих норм.
3. 18% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

Е. В. Гаврилов: Наверное, публичные акционерные общества призваны прийти на смену государственным корпорациям и государственным компаниям.

А. В. Незнамов: Следует использовать позитивный опыт стран, которые внедрили и обкатали эту конструкцию, поскольку набивать свои шишки можно до бесконечности, в то время как публичные акционерные общества – фактически готовая и действительно нужная форма.

17 вопрос:

Предлагается отказаться от выделения таких типов акционерных обществ, как открытые и закрытые. Аргументируется это тем, что акционерные общества, не имеющие публичного статуса, не должны превращаться в общества с ограниченной ответственностью, что фактически происходит с закрытыми акционерными обществами. В связи с этим представляется недопустимым ограничение обращения акций таких обществ, в том числе посредством закрепления за их участниками преимущественных прав приобретения акций, отчуждаемых третьим лицам (п. 2 ст. 97 ГК) (п. 4.1.6 ч. III Концепции).

Разделяете ли Вы мнение о необходимости отказа от выделения открытых и закрытых акционерных обществ?

1. 36% Да, разделяю, так как такое деление является искусственным и практически стирает различия между закрытыми акционерными обществами и обществами с ограниченной ответственностью.
2. 46% Нет, не разделяю, так как деление акционерных обществ на открытые и закрытые является одной из ключевых особенностей регулирования статуса акционерных обществ, и отказ от него породит неоправданные изменения в гражданско-правовых отношениях.
3. 18% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

В. В. Богданов: Нет, не разделяю, так как считаю, что различия между ООО и ЗАО более глубокие, чем полагают составители Концепции.

Е. В. Гаврилов: Не знаю как другим, а мне будет трудно свыкнуться с тем, что ЗАО не будет. Как-то традиционно АО делятся на ЗАО и ОАО. Для меня всегда статус ЗАО был выше ООО, считаю данные организационно-правовые формы различными.

18 вопрос:

В Концепции речь идет также о необходимости дополнения законодательных норм о «компаниях одного лица» правилами о субсидиарной ответственности их учредителя (участника) по долгам (сделкам) таких юридических лиц при недостаточности у последних имущества, если хозяйственное общество совершало такие сделки во исполнение воли (указаний) своего единственного учредителя (участника) (п. 4.1.8 ч. III Концепции).

Считаете ли Вы необходимым дополнение законодательных норм о «компаниях одного лица» такими правилами?

1. 36% Да, считаю необходимым, так как это будет служить цели более полного обеспечения прав и законных интересов кредиторов «компаний одного лица» и повысит надежность и устойчивость гражданского оборота.
2. 55% Нет, считаю это недопустимым, так как данные меры отрицательно скажутся на проявлении учредителями (участниками) таких юридических лиц инициативы, необходимой для успешного ведения коммерческой деятельности.
3. 9% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

А. С. Ворожевич: Нельзя отрицать, что в большинстве случаев за «компаниями одного лица» скрываются так называемые фирмы-однодневки, создаваемые с целью совершения их учредителем ряда сделок по привлечению средств тех или иных субъектов и последующего ухода от ответственности по принятым обязательствам. В связи с этим вопросы возложения на единоличного учредителя хозяйственного общества неблагоприятных имущественных последствий, связанных с ненадлежащим исполнением обязательств, приобретают чрезвычайную актуальность. Однако создание нового института ответственности не представляется целесообразным. Как и все иные хозяйственные общества, «компании одного лица» должны отвечать по своим обязательствам принадлежащим им имуществом. В отсутствие же такового их учредитель и так должен быть привлечен к субсидиарной ответственности за доведение соответствующей организации до банкротства. Другое дело, что данный институт крайне редко реализуется на практике, но здесь уже возникает вопрос о повышении эффективности существующих механизмов ответственности, а не о создании новых.

Е. В. Гаврилов: Если появится субсидиарная ответственность учредителя, то смысл ему создавать «компанию одного лица»? Создавая такую компанию, он ограничивает свой предпринимательский риск. Не надо сращивать учредителя (участника) и саму «компанию одного лица», это разные, самостоятельные субъекты гражданского права, имеющие различную имущественную ответственность, несмотря на то что «компания одного лица» – продукт фиктивной теории юридического лица.

А. В. Незнамов: Это неоправданно грубый подход к ответственности юридического лица. Фактически введение такого правила лишь приведет к исчезновению «компаний одного лица»: к единоличному участнику просто будут добавлять «номиналов».

С. Н. Семенов: Установление подобной нормы – полумера. Кто мешает недобросовестному лицу взять в качестве второго участника «номинала» и продолжать действовать как прежде?

19 вопрос:

Одним из предложений Концепции является предложение о закреплении более четкой структуры органов акционерного общества с ясным разделением функций управления и контроля. В этих целях признается необходимым отказаться от терминологической путаницы в названии контрольного органа. Он, по мнению авторов Концепции, должен именоваться наблюдательным советом, а не «советом директоров (наблюдательным советом)». Для разделения данных функций предлагается установить запрет на совмещение должностей в наблюдательном совете и правлении акционерного общества (п. 4.1.9 ч. III Концепции).

Поддерживаете ли Вы предложение о более четком разделении управленческих и контрольных функций в акционерных обществах?

1. 55% Да, поддерживаю, так как это положительно повлияет на эффективность деятельности акционерных обществ, позволит их органам принимать более взвешенные и продуманные решения.
2. 18% Нет, не поддерживаю, так как это породит сложности по изменению уже сложившейся структуры органов акционерных обществ, которые не будут компенсированы положительными последствиями таких перемен в действующем законодательстве.
3. 27% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

В. В. Богданов: Нет, мне не кажется, что эти предложения ведут к более четкому разделению управленческих и контрольных функций.

А. Ш. Хабибуллина: Органы управления и контроля в юридическом лице выделяются по характеру выполняемых функций. При этом органы управления имеют внутреннюю структуру, подразделяясь на высшие и исполнительные органы.
Высшие органы управления юридического лица осуществляют общее руководство его деятельностью: определяют стратегию развития данного юридического лица; утверждают устав, вносят в него изменения и дополнения. Эти органы участвуют в приобретении юридическим лицом гражданских прав и обязанностей посредством образования исполнительного органа и принятия в рамках своей компетенции обязательных для исполнительного органа решений.
Исполнительные органы управления также осуществляют руководство текущей деятельностью юридического лица. К их компетенции относятся вопросы, которые не отнесены законом или учредительными документами к компетенции высшего органа управления, которому они подотчетны.
От органов управления необходимо отличать контрольные органы, которые призваны проверять, изучать, оценивать состояние дел организации внутри самого юридического лица. К таким органам можно отнести ревизионную комиссию (ревизора) и наблюдательный совет. Контроль, осуществляемый таким органом, должен ограничиваться финансово-хозяйственной деятельностью организации. Следует отличать данный контроль, который является внутренним, от внешнего контроля, осуществляемого другим
и субъектами – аудиторами.

20 вопрос:

В Концепции предлагается на «внутренние» отношения, складывающиеся между хозяйственными обществами, лицами, входящими в состав исполнительных органов, и участниками, распространить принципы, лежащие в основе правил ст. 105 ГК об ответственности основных («материнских») компаний по долгам дочерних. Предполагается, что в роли «материнских компаний» в таких ситуациях будут выступать лица, определившие волю общества на совершение соответствующей сделки (лица, входящие в состав исполнительных органов, акционер или иной участник с заведомо контрольным пакетом акций (долей) и т. п.) (п. 4.1.10 ч. III Концепции).

Будет ли, на Ваш взгляд, оправданным такое повышение ответственности лиц, определяющих волю общества на совершение соответствующей сделки, по отношению к другим участникам хозяйственных обществ?

1. 27% Да, такие изменения в законодательстве будут оправданными, так как они повысят надежность и устойчивость гражданского оборота, а также позволят защитить участников хозяйственных обществ от недобросовестного поведения лиц, способных определять волю хозяйственного общества.
2. 27% Нет, считаю это недопустимым, так как такие изменения в законодательстве отрицательно скажутся на проявлении инициативы, необходимой для успешного ведения коммерческой деятельности, лицами, способными определять волю хозяйственного общества.
3. 46% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

А. С. Ворожевич: С необходимостью распространения на «внутренние» отношения принципов, лежащих в основе правил ст. 105 ГК нельзя согласиться. Напротив, на законодательном уровне должна проводиться дифференциация оснований ответственности субъектов, имеющих возможность определять действия юридического лица, в зависимости от того, действуют ли они в своих интересах (например, основное хозяйственное общество (товарищество), либо на них лежат фидуциарные обязанности по отношению к обществу (например, члены органов управления). Находясь в телеологическом аспекте в подчиненном от юридического лица положении лица, относящиеся ко второй группе, обязаны сообразовывать все свои действия с его целями. Пределами осуществления их прав являются требования добросовестности и разумности, с нарушением которых и следует связывать наступление ответственности с учетом большего объема обязанностей таких лиц в отношении них должны быть установлены более жесткие механизмы ответственности, что может проявиться, в частности, в исключении вины из оснований ответственности таких лиц.

21 вопрос:

В Концепции говорится о целесообразности установления в Гражданском кодексе общих правил о возможности заключения участниками хозяйственных обществ взаимных соглашений. Их предметом могут служить: согласованное голосование участников по каким-либо вопросам, в том числе по кандидатурам в органы управления корпорации; право или обязанность продажи или выкупа одним участником долей другого участника либо преимущественное право их покупки; запрет на передачу акций (долей) третьим лицам; обязанность передавать другим участникам соглашения дивиденды или иные выплаты, полученные в связи с правом участия в корпорации. При этом подчеркивается, что указанные соглашения не могут менять корпоративную структуру, порядок принятия корпоративных решений и иные корпоративные правила, устанавливаемые в расчете на третьих лиц, не являющихся участниками соглашения акционеров. Их условия не могут противоречить законодательным, в том числе антимонопольным, запретам, природе отношений или публичным интересам, а также служить основанием для признания недействительными решений органов хозяйственного общества (п. 4.1.11 ч. III Концепции).

Согласны ли Вы с целесообразностью установления в Гражданском кодексе общих правил о возможности заключения участниками хозяйственных обществ взаимных соглашений?

1. 9% Да, согласен, так как это соответствует потребностям развития гражданского законодательства, является давно назревшей мерой.
2. 64% Частично согласен, так как считаю, что сейчас такие правила требуют всестороннего анализа и профессионального обсуждения, и только потом они могут быть закреплены в Гражданском кодексе.
3. 9% Нет, не согласен, так как считаю, что любые взаимные соглашения между участниками хозяйственных обществ неизбежно затронут права третьих лиц, не являющихся участниками соглашения, а потому являются недопустимыми.
4. 18% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

В. В. Богданов: Если речь идет о соглашениях между участниками, уже закрепленных в законе об ООО, то вопрос не актуален. Необходимость их закрепления в ГК, а не в специальном законе – вопрос юридической техники, который, очевидно, не должен решаться на уровне концепции. Сейчас вопрос стоит не об их закреплении, а о совершенствовании, поскольку практика показывает, что нормы являются нерабочими.

А. В. Незнамов: Противоречия уже в самой формулировке: «Н е могут менять корпоративную структуру, порядок принятия корпоративных решений и иные корпоративные правила, устанавливаемые в расчете на третьих лиц, не являющихся участниками соглашения» и далее по тексту. При даже совсем неширокой трактовке эти взаимные соглашения противоречат изложенным правилам и фактически буду запрещены с момента их введения.

4.2. Уставный капитал хозяйственных обществ

22 вопрос:

В Концепции предлагается значительно повысить размер уставного капитала для хозяйственных обществ. С учетом опыта европейских правопорядков речь идет об установлении размера уставного капитала для ООО в сумме не менее 1 млн руб. (порядка 22–25 тыс. евро), а для АО – в сумме не менее 2 млн руб. (порядка 45–50 тыс. евро). Этот минимальный размер может быть повышен для тех акционерных обществ, которые прибегают к открытой (публичной) подписке на акции (п. 4.2.2 ч. III Концепции).

Целесообразно ли, на Ваш взгляд, такое увеличение размера уставного капитала для хозяйственных обществ?

1. 27% Да, целесообразно, так как это позволит уставному капиталу выполнить те функции, для осуществления которых он создан (обеспечение стартового капитала для деятельности общества и гарантии прав кредиторов).
2. 37% Целесообразно, но не в ближайшее время, так как такое увеличение размера уставного капитала хозяйственных обществ должно быть постепенным.
3. 18% Нет, не целесообразно, так как это потребует реорганизации значительного числа хозяйственных обществ и может стать препятствием для развития предпринимательства.
4. 18% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

В. В. Богданов: Это должно сочетаться с другими мерами по защите кредиторов, поскольку зачастую уставный капитал формируется абсолютно неликвидными активами.

Е. В. Гаврилов: Увеличение уставного капитала неизбежно. Однако осуществлять это необходимо постепенно, поэтапно. В противном случае такое повышение всегда будет восприниматься как ограничение государством предпринимательской деятельности, ведь многие предприниматели не смогут «наскрести» на хозяйственное общество. Идея Е. А. Суханова «Не хватает денег – становись ИП», на мой взгляд, чересчур жесткая. Может меня не устраивает быть ИП, в этом статусе я не могу реализовать все свои планы… Увеличивать уставной капитал надо в целях стабильности экономики, но не в один миг.

Назаров А. Г.: Вопрос некорректен. Увеличивать уставный капитал надо разом, однако вступление закона в силу следует отодвинуть на несколько лет, чтобы было время подготовиться.

А. В. Незнамов: Это необходимая мера и одно из ключевых направлений реформы, но она не должна быть реализована таким топорным способом. Простое увеличение уставного капитала убьет предпринимательскую деятельность в стране, а самое главное – вообще никак не скажется на правах кредиторов, потому как контроль за его реальной оплатой не предусмотрен, не говоря уже о возможности сформировать уставный капитал имуществом стоимостью 1 млн руб., что сравнительно просто при определенных правилах оценки.

С. Н. Семенов: По нашему мнению, такое предложение не отвечает требованиям гражданского оборота и создает препятствия для развития предпринимательства в России.
По независимым оценкам п роекта Всемирного банка Doing Business (Ведение бизнеса) (U RL : http :// russian . doingbusiness . org /) , Российская Федерация занимает 120-е место из 183-х в рейтинге благоприятности условий для предпринимательской деятельности, опустившись за год на две строчки и соседствуя с Коста-Рика и Бангладеш (Краткий обзор доклада 2010 г/ доступен по ссылке URL : http://russian.doingbusiness.org/documents/DB10_Overview_Russian.pdf). Одним из критериев оценки названных условий является доступность / простота создания предприятий. Увеличение размера уставного капитала для хозяйственных обществ не будет способствовать упрощению «входа» в бизнес заинтересованных лиц, экономически активных субъектов. Это обстоятельство непременно скажется на инвестиционном климате Российской Федерации в сторону его ухудшения.
Предлагаемые авторами Концепции формы малого предпринимательства – индивидуальное предпринимательство, простое товарищество и артель – имеют один существенный недостаток: полная либо субсидиарная ответственность по обязательствам. Невозможность ограничения ответственности как в случае с хозяйственными обществами – как раз-таки искусственное препятствие для осуществления предпринимательской деятельности и не отвечает потребностям современного оборота. Кроме того, осуществляя предпринимательскую деятельность в указанных формах, значительно сложнее, а подчас и совсем невозможно, привлекать для ее развития инвестиции.
Хотелось бы также подвергнуть критике тезис о том, что хозяйственные общества всегда являлись и остаются формой крупного и среднего бизнеса. Критерии деления бизнеса на крупный, средний и малый весьма условны. Если говорить о количественных показателях, то за основу берется, как правило, не размер уставного капитала, а обороты за определенный период, количество работников и пр. Приведенные суммы в 1 и 2 млн руб., на наш взгляд, не имеют под собой реального экономического обоснования и не могут быть положены в основу нормативного регулирования данной сферы общественных отношений.
Существующее регулирование размера уставного капитала как минимальной гарантии прав кредиторов, по нашему мнению, достаточно адекватно существующим экономическим отношениям и не нуждается в столь радикальной корректировке.

А. Ш. Хабибуллина: Необходимо обеспечить баланс прав и интересов как самой организации, так и третьих лиц, с которыми она вступает в гражданско-правовые отношения. Потребители, контрагенты, кредиторы имеют возможность защиты своих интересов путем обращения взыскания на имущество должника. Минимальный размер уставного капитала общества должен обеспечить интересы кредиторов даже при отсутствии имущества должника.

23 вопрос:

В Концепции определяются жесткие правила для формирования уставного капитала хозяйственных обществ. Так, при учреждении хозяйственного общества определенная законом значительная часть уставного капитала должна оплачиваться в денежной форме к моменту государственной регистрации, а в остальной части – деньгами и (или) недвижимым имуществом. При этом не допускается внесение в уставный капитал неденежных вкладов, таких как права пользования имуществом, а также некоторые виды ценных бумаг (векселя, облигации и др.) и права требования участника хозяйственного общества как к самому обществу, так и к третьему лицу (п. 4.2.3 ч. III Концепции).

Следует ли закреплять правила о необходимости внесения большей части уставного капитала при регистрации в денежной форме, а также ограничение на неденежные вклады?

1. 37% Да, это необходимо, иначе даже при значительном увеличении минимального размера уставного капитала он не сможет выполнять свои гарантирующие функции.
2. 18% Только в отношении обязательности внесения значительной части уставного капитала.
3. 9% Только в части запрета на неденежные вклады, внести доли в уставный капитал можно и после регистрации (в определенный срок, возможно, стоит предусмотреть рассрочку).
4. 36% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

В. В. Богданов: Это лишь полумера, так как ничто не мешает впоследствии приобрести на денежные средства, внесенные в уставный капитал какой-либо неликвидный актив, нивелировав тем самым защиту интересов кредиторов.

Е. В. Гаврилов: Мне кажется, чересчур жесткий механизм. В условиях нестабильности российской экономики высказанные идеи преждевременны. Считаю, что в ближайшее время необходимо оставить все как есть, начав лишь процедуру поэтапного повышения уставного капитала хозяйственных обществ.

А. В. Незнамов: Эта мера правильная, но требует четкой регламентации: где, как и в каком порядке происходит оплата, кто это контролирует, каковы последствия несоблюдения этого правила.

Д. Е. Погуляев: Я против этого положения концепции. Учредители должны иметь возможность вложить «в дело» то, что у них есть. При этом обязательно должно быть получено заключение профессионального оценщика о стоимости. Именно по оценочной стоимости должен быть рассчитан вклад.

С. Н. Семенов: Очень надуманное ограничение. Никакой пользы не будет, только ограничения возможностей участников оборота по способам участия в хозяйственных обществах.

А. Ш. Хабибуллина: К моменту государственной регистрации организации значительная часть уставного капитала должна быть уплачена в денежной форме. Гарантирующая функция уставного капитала должна существовать еще до внесения записи в ЕГРЮЛ.

24 вопрос:

По мнению авторов Концепции, целесообразно запретить или существенно ограничить взаимное участие хозяйственных обществ в уставных капиталах друг друга (перекрестное владение). Отсутствие таких ограничений позволяет управляющим основного общества через дочернее общество (акционера основного) голосовать на общих собраниях акционеров основного общества. В качестве последствий нарушения такого запрета предлагается установить правило о том, что акции (доли), приобретенные с его нарушением, не предоставляют своим владельцам никаких прав (не голосуют, не участвуют в определении кворума общего собрания акционеров, по ним не начисляются дивиденды и т. д.). Возможно также установление субсидиарной ответственности лиц, контролирующих такие общества, в случаях навязывания им своей воли, в том числе за результаты совершенных обществом сделок или при доведении его до банкротства(п. 4.2.4 ч. III Концепции).

Поддерживаете ли Вы предложения по запрещению или существенному ограничению взаимного участия хозяйственных обществ в уставных капиталах друг друга (перекрестного владения)?

1. 27% Да, поддерживаю, так как это будет способствовать самостоятельному принятию решений большим числом участников хозяйственных обществ.
2. 37% Нет, не поддерживаю, так как в настоящее время такие меры приведут к дезорганизации управления хозяйственными обществами и снижению качества принимаемых в них решений.
3. 36% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

В. В. Богданов: Нет, на мой взгляд, само по себе перекрестное владение не влечет негативных последствий, главное, чтобы сама структура перекрестных владений принятия решений была прозрачной и очевидной для заинтересованных лиц.

А. Ш. Хабибуллина: Сегодня значительное число крупных хозяйствующих субъектов взаимно участвуют в уставных капиталах друг друга. В целом целесообразно согласиться с обозначенным в Концепции мнением. Однако такие изменения должны складываться постепенно.

25 вопрос:

Предлагается ограничить возможность оспаривания крупных сделок и сделок с заинтересованностью. По мнению авторов Концепции, это допустимо лишь тогда, когда хозяйственное общество (истец) является добросовестным контрагентом, который не знал и не должен был знать о нарушении порядка совершения таких сделок его исполнительным органом. При этом на истца должно возлагаться бремя доказывания своей добросовестности(п. 4.2.6 ч. III Концепции).

Считаете ли Вы целесообразным ограничить возможность оспаривания крупных сделок и сделок с заинтересованностью?

1. 36% Да, это необходимо, так как в действительности конструкции крупных сделок и сделок с заинтересованностью широко используются для отказа от совершенных и даже полностью или частично исполненных сделок.
2. 46% Нет, это сведет на нет всю идею защиты интересов общества с помощью оспаривания крупных сделок и сделок с заинтересованностью.
3. 18% Другой вариант / воздержался.

5. Законодательство о кооперативах

26 вопрос:

В Концепции говорится о возможности объединения законодательных норм о статусе кооперативов, содержащихся в настоящее время в многочисленных законах, в два основных федеральных закона: о производственных кооперативах и о потребительских кооперативах(п. 5.3 ч. III Концепции).

Согласны ли Вы с выделением норм о кооперативах в два отдельных закона?

1. 73% Да, это необходимо, так как это позволит упростить и унифицировать законодательное регулирование в этой сфере, устранить как необоснованное дублирование одних и тех же правил в различных законодательных актах, так и имеющиеся в них взаимные противоречия и несоответствия общим положениям ГК.
2. 9% Нет, не согласен, так как считаю нецелесообразным объединение законодательства о кооперативах, регулирующего множество совершенно различных кооперативов, в два федеральных закона, следует учитывать специфику каждого отдельного вида кооператива.
3. 18% Нет, не согласен. Действительно, необходимо упразднить весь этот конгломерат норм, но не стоит создавать еще два закона, которые могут породить еще больше противоречий. Достаточно будет закрепить эти нормы в ГК.
4. 0% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

Е. В. Гаврилов: Два закона необходимы. Это будет соответствовать «двухуровневой модели» гражданского законодательства о юридических лицах.

А. В. Незнамов: Законодательство о кооперативах давно требует реформирования, оно является непоследовательным и противоречивым, предусматривает уже несуществующие формы и конструкции. Следует осуществлять специальное регулирование в форме отдельного федерального закона об особенностях кооперативов отдельных видов, а все общие нормы – а их в действительности большинство – включить в ГК.

А. Ш. Хабибуллина: При этом обозначенные федеральные законы должны содержать максимально подробную информацию о правовом статусе и специфике деятельности каждого из кооперативов.

6. Законодательство об унитарных предприятиях

27 вопрос:

Авторы Концепции делают вывод о бесперспективности такой организационно-правовой формы юридического лица, как унитарное предприятие, и о желательности ее постепенной замены другими видами коммерческих организаций, в том числе хозяйственными обществами с 100 %-ым или иным решающим участием публично-правовых образований в их имуществе. Исходя из реальных потребностей федерального государства, представляется допустимым сохранение в перспективе лишь федеральных казенных предприятий для некоторых особо важных сфер экономики (п. 6.3 ч. III Концепции).

Поддерживаете ли Вы такой подход к развитию законодательства об унитарных предприятиях?

1. 46% Да, поддерживаю, так как данная правовая конструкция является следствием сохранения в современном российском гражданском праве институтов прежнего, советского гражданского права, основанного на огосударствленной, плановой экономике. Но при этом считаю, что сохранение федеральных казенных предприятий для некоторых особо важных сфер экономики необходимо.
2. 9% Частично поддерживаю, так как считаю, что от такой правовой конструкции, как унитарное предприятие, стоит отказаться совсем.
3. 36% Нет, не поддерживаю, так как считаю необходимым сохранение унитарных предприятий как организационно-правовой формы юридического лица.
4. 9% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

Е. В. Гаврилов: Согласен на упразднение, но только если из вещного права исчезнут право хозяйственного ведения и право оперативного управления. Если право оперативного управления оставят, необходимо сохранить и казенные предприятия. Они составят некую пару будущим «казенным учреждениям».

А. В. Незнамов: От государственных предприятий никуда не уйти, и это едва ли пережиток советского прошлого: при определенных условиях это скорее его достижение, ибо чисто рыночной экономики нет.

А. Ш. Хабибуллина: Полностью поддерживаю данный подход авторов Концепции. Однако при этом полагаю, что саму конструкцию права оперативного управления также необходимо исключить из перечня вещных прав, постольку, поскольку она представляет собой не что иное, как форму управления государственной собственностью.

7. Законодательство о некоммерческих организациях

7.1. Виды некоммерческих организаций

28 вопрос:

Рассматривая вопрос о видах некоммерческих организаций, авторы Концепции пришли к заключению о том, что организационно-правовые формы некоммерческих организаций как юридических лиц (независимо от вполне возможного сохранения в законе их деления на многочисленные виды соответственно различиям в их основной деятельности) должны быть оптимизированы исходя из реальных гражданско-правовых особенностей их внутреннего устройства. В ГК следует предусмотреть возможность создания некоммерческих организаций только в формах корпораций, к которым относятся потребительские кооперативы, общественные организации и такие объединения лиц, как ассоциации и союзы (участвовать в которых могут одновременно как граждане, так и юридические лица, причем в любых сочетаниях), либо юридических лиц некорпоративного типа, к которым относятся фонды и учреждения. Данный перечень следует рассматривать как исчерпывающий, но именно для целей функционирования некоммерческих организаций в качестве юридических лиц. Разумеется, реализация этого подхода должна осуществляться не одномоментно, а на протяжении достаточно длительного переходного периода и не должна приводить к ликвидации действующих некоммерческих организаций(п. 7.1.4 ч. III Концепции).

Поддерживаете ли Вы установление исчерпывающего перечня организационно-правовых форм некоммерческих организаций в таком виде?

1. 27% Да, полностью согласен с авторами Концепции.
2. 55% Согласен, что необходимо установить исчерпывающий перечень организационно-правовых форм некоммерческих организаций, но не в столь ограниченном виде, некоторые формы НКО исключены необоснованно.
3. 9% Нет, не согласен, так как считаю, что регулирование некоммерческих организаций не требует таких основательных перемен.
4. 9% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

Е. Р. Аминов: До сих пор для себя не могу определить исчерпывающий перечень организационно-правовых форм некоммерческих организаций.

Ю. О. Вербицкая: Давно пора. Сейчас количество самостоятельных организационно-правовых форм некоммерческих организаций близится к сотне. Причем есть и такие, которые вводятся не гражданским законодательством. Разве что уголовное законодательство не вводит новые организационно-правовые формы некоммерческих организаций. Важно предусмотреть не только тот перечень, который мы оставляем, но и детальные положения переходного периода, причем для каждой ныне существующей организационно-правовой формы. Ведь любой орган территориального самоуправления, община коренных малочисленных народов и иные подобные «ликвидируемые как класс» организации задумаются о своей будущей судьбе, их заставят перерегистрироваться. В какую форму? Каким образом? Что будет с имуществом? Что будет с органами юридического лица? Между тем, любую здравую идею можно довести до абсурда, тем более в нашей российской правовой действительности. Если не проанализировать все имеющиеся формы некоммерческих организаций и не установить для них переходные положения, всех просто заставят перерегистрироваться в течение, например, одного года, непонятно, во что и без учета специфики их деятельности.

Е. В. Гаврилов: Безусловно, более-менее исчерпывающий перечень должен быть, а то как-то необычно осознавать, что у нас Пенсионный Фонд РФ оказывается самостоятельным некоммерческим юридическим лицом с организационно-правовой формой «Пенсионный Фонд РФ». При этом я выступаю против упразднения такой организационно-правовой формы некоммерческих юридических лиц, как общины коренных малочисленных народов. Уникальность правового статуса коренных малочисленных народов предполагает и уникальную организационно-правовую форму их объединения. Никакие потребительские кооперативы, ассоциации и союзы не заменят первичную организацию КМН. Иначе, в том же законодательстве о потребительских кооперативах придется делать очень много исключений, подстраиваясь под публичные нормы, регулирующие правовой статус КМН.

А. В. Незнамов: Сегодня предусмотрено неоправданно много форм НКО. С учетом того, что половина из них создается для занятия предпринимательской деятельностью, следует четко ограничить их формы и установить требования к ним, а не допускать существование множества реально ненужных юридических лиц.

А. Ш. Хабибуллина: Исчерпывающий перечень некоммерческих организаций не должен препятствовать созданию разнообразных юридических лиц. С определенной долей сомнения отношусь к законодательному закреплению деления юридических лиц на корпоративные и некорпоративные типы. Это можно предусмотреть на доктринальном уровне. Целесообразно выстроить четкую систему некоммерческих организаций, выявив те НКО, которые будут друг друга дублировать, определив функции которые они должны выполнять, а затем приступать к внесению соответствующих изменений.

29 вопрос:

В Концепции предлагается исчерпывающим образом урегулировать в ГК гражданско-правовые конструкции организационно-правовых форм некоммерческих организаций (порядок создания, структуру и полномочия органов, права и обязанности их членов или участников), а в законах об отдельных видах некоммерческих организаций (общественных объединениях, политических партиях, профессиональных союзах и т. д.) в том, что касается их участия в гражданско-правовых отношениях, должны содержаться лишь отсылки к соответствующим нормам ГК, а не наоборот. И только лишь для потребительских кооперативов предлагается принять отдельный закон(п. 7.1.5 ч. III Концепции).

Следует ли исключить все гражданско-правовые нормы, касающиеся организационно-правовых норм некоммерческих организаций, из специальных законов?

1. 18% Да, следует.
2. 18% Да, это необходимо, но почему тогда для потребительских кооперативов мы делаем исключение? Оно породит последующие исключения, и мы вернемся к прежней ситуации.
3. 55% Нет, не следует так менять законодательство, пусть создание и деятельность НКО регулируются специальными законами.
4. 9% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

Ю. О. Вербицкая: Потребительские кооперативы – это какой-то элитарный вид юридических лиц? Полностью поддерживаю установление общих норм в ГК, но почему так избирательно? Неужели нормы о потребительских кооперативах не влезут в ГК? Или просто кому-то нужен отдельный закон о потребительских кооперативах?
Что же касается самой идеи установления общих гражданско-правовых конструкций организационно-правовых форм некоммерческих организаций, то их учредители только от этого выиграют, так как создавать некоммерческие организации будет гораздо проще, чем сейчас.

А. Ш. Хабибуллина: Представляется, что основные принципы и общие правила правового статуса и деятельности НКО могут содержаться и в ГК РФ, а особенности порядка создания, функционирования, полномочий органов, прав и обязанностей членов или участников нужно отразить в соответствующих законах, посвященных конкретной организационно-правовой форме, дабы в первую очередь защитить интересы государства и граждан, в частности интересы кредиторов, участников.

7.2. Учреждения

30 вопрос:

По мнению авторов Концепции, на нынешнем этапе совершенствования ГК конструкция учреждения как юридического лица, не являющегося собственником имущества, может быть сохранена. Но в перспективе следует ориентироваться на модернизацию гражданско-правового положения учреждения в качестве собственника своего имущества, отвечающего по обязательствам перед кредиторами всем своим имуществом(п. 7.2.1 ч. III Концепции).

Разделяете ли Вы такой взгляд на развитие правового регулирования учреждений?

1. 37% Да, разделяю, так как это постепенно приблизит российское законодательство к европейскому.
2. 18% Частично разделяю, так как считаю, что такие перемены нужно осуществить не в перспективе, а в самом ближайшем будущем.
3. 36% Нет, не разделяю, так как считаю, что кардинально менять правовую конструкцию учреждения не стоит.
4. 9% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

Ю. О. Вербицкая: Если мы уберем основной формообразующий признак учреждения, то оно ничем не будет отличаться от любых других некорпоративных форм некоммерческих организаций. Между тем сейчас форма учреждения используется не затем, чтобы избежать ответственности перед кредиторами, а затем, чтобы учредитель имел значительные полномочия в имущественных формах контроля над созданной им организацией.

Е. В. Гаврилов: Необычно будет осознавать, что учреждения будут собственниками имущества. Однако действующая гражданско-правовая реформа идет именно к этому. Сейчас расширяется автономия образовательных учреждений, предлагается выделять автономные, бюджетные, казенные учреждения. Диспозитивные начала внедряются и в образовательные учреждения (хотя гражданско-правовой статус образовательных учреждений всегда отличался большей свободой), недаром подготовлен проект ФЗ «Об образовании», который должен прийти на смену старому закону…

31 вопрос:

Отмечается, что органы публичной власти обычно получают статус учреждения, соответственно могут от своего имени совершать сделки. Предлагается ввести презумпцию того, что совершение сделок в таких случаях – это действия самого соответствующего публично-правового образования, за исключением сделок, направленных на обеспечение внутрихозяйственной деятельности самого учреждения (п. 7.2.3 ч. III Концепции).

Поддерживаете ли Вы установление презумпции совершения сделки публично-правовым образованием при совершении ее органом власти?

1. 91% Да, это необходимо, так как в настоящее время сами органы власти необоснованно включаются в гражданский оборот вместо соответствующих публично-правовых образований.
2. 0% Нет, не поддерживаю.
3. 9% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

Е. Р. Аминов: В противном случае такой субъект гражданских правоотношений, как РФ, субъект РФ и муниципалитеты, исчезают. Тогда необходимо исключать из ГК РФ соответствующие нормы. Об этом уже есть размышления в литературе.

Е. В. Гаврилов: Всегда поражался, когда орган власти фигурирует в качестве учреждений. В суде даже по этому поводу конфуз был (когда Администрация Эвенкийского муниципального района Красноярского края подала иск от имени Муниципального учреждения «Администрация Эвенкийского муниципального района Красноярского края»). Именно из-за статуса ответчику отказали в удовлетворении его встречного иска. Сейчас дело рассматривается в Третьем арбитражном апелляционном суде. Всегда считал, что в сделках стороной должно быть именно публично-правовое образование (РФ, субъект РФ, муниципалитет) в лице соответствующего органа власти. Причем истцом и ответчиком в судах, по-хорошему, также должно быть публично-правовое образование, а не конкретный орган, действующий в интересах публичного субъекта. Сразу вспоминаются слова профессора Мозолина о «двух ипостасях» органов публичной власти. Презумпция того, что орган власти действует от имени публичного образования, сможет избавить от лишних проблем в гражданском обороте.

А. В. Незнамов: Это очень сложный вопрос, он требует переосмысления порядка привлечения публичных образований к гражданско-правовой ответственности, а также четкого определения статуса публичного образования в гражданском праве.

32 вопрос:

Действующее российское законодательство в отличие от некоторых европейских правопорядков не знает категории «юридическое лицо публичного права». Данное понятие формировалось в указанных правопорядках исторически и имеет в них существенно различное содержание и разновидности (например, в Австрии к ним относят органы власти и некоторые публично-правовые образования в целом, тогда как в Германии – также государственные университеты, торгово-промышленные палаты и некоторые другие организации, не являющиеся носителями публичной власти). С точки зрения авторов Концепции, это говорит об отсутствии необходимости прямого заимствования указанного понятия в отечественное право(п. 7.2.4 ч. III Концепции).

Как Вы считаете, необходимо ли российскому правопорядку закрепление понятия «юридическое лицо публичного права»?

1. 36% Да, необходимо, так как это придаст более завершенный и системный вид российскому регулированию юридических лиц и решит некоторые правовые вопросы.
2. 46% Нет, это понятие является излишним для российского правопорядка, и его искусственное законодательное закрепление не будет иметь никаких полезных практических последствий.
3. 18% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

А. С. Ворожевич: Государство не является юридическим лицом, а лишь приравнивается к нему. Нормы о юридических лицах должны применяться к нему лишь в случаях, когда это не противоречит его природе как особого субъекта гражданских прав.

Е. В. Гаврилов: Всегда являлся убежденным сторонником существования юридических лиц публичного права, деятельность которых должна регламентироваться нормами публичных отраслей. Это прежде всего касается РФ, субъектов РФ, муниципалитетов, органов государственной и муниципальной власти, а также отдельных юридических лиц с «необычным статусом», например Пенсионный Фонд РФ, РАН РФ.

А. В. Незнамов: Это необходимо в перспективе, после осмысления результатов первого этапа планируемой реформы.

Е. А. Панфилло: Несмотря на то что российское законодательство не раскрывает понятия юридического лица публичного права, в правовой действительности такие юридические лица существуют в достаточно большом количестве. Например, к ним, на мой взгляд, относятся органы государственной власти и местного самоуправления, государственные и муниципальные учреждения. Их коренным отличием от других (частноправовых) юридических лиц является особый порядок образования, поскольку они возникают на основе не согласованного волеизъявления учредителей (как большинство частноправовых юридических лиц), а закона или акта государственного или муниципального органа власти. Однако в рамках гражданско-правовых отношений статус юридических лиц публичного права регулируется в соответствии с принципом юридического равенства всех субъектов права. Поэтому я не вижу смысла выделять их в отдельную категорию в гражданском законодательстве для особого гражданско-правового регулирования. При этом доктринальная разработка данной группы юридических лиц, на мой взгляд, необходима. А в перспективе возможно и законодательное закрепление названного понятия, но в рамках конституционного или административного законодательства.

7.3. Государственные корпорации

33 вопрос:

При рассмотрении вопроса о государственных корпорациях авторы Концепции говорят, что фактически госкорпорация является не организационно-правовой формой юридического лица в смысле ГК и гражданского права вообще, а специальным способом создания субъектов права, уникальных по своему правовому (частноправовому и публично-правовому) статусу.

В связи с этим авторам Концепции представляется целесообразным исключение уже сейчас законодательной возможности создания юридических лиц в самостоятельной организационно-правовой форме госкорпораций путем отмены соответствующих правил Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях».

В целях обеспечения более эффективного участия госкорпораций в имущественном обороте также говорится о целесообразности определения правила о применении определенных норм, касающихся отдельных организационно-правовых форм юридических лиц, к гражданско-правовым отношениям с участием госкорпораций(п. 7.3.3 ч. III Концепции).

Разделяете ли Вы такой подход к развитию законодательства о государственных корпорациях?

1. 18% Да, разделяю, так как именно такой подход наиболее правильно отражает необходимые направления развития законодательства о государственных корпорациях.
2. 0% Нет, не разделяю, так как считаю целесообразным сохранить общие черты регулирования деятельности госкорпораций в его сегодняшнем виде.
3. 64% Считаю, что от правовой конструкции госкорпораций необходимо отказаться в самое ближайшее время, так как она не вписывается в сложившееся гражданско-правовое регулирование общественных отношений.
4. 18% Другой вариант / воздержался.

Комментарии:

Е. В. Гаврилов: Правовая природа государственных корпораций действительно противоречива. Некоторые из существующих госкорпораций – это фактически коммерческие юридические лица, другие – фактически госорганы. По сути, госкорпорации (с точки зрения Закона о некоммерческих организациях – это все-таки организационно-правовая форма НКО) – единственные юридические лица, которые действуют без учредительного документа. Его роль заменяет отдельный ФЗ о конкретном виде корпорации. Такая ситуация недопустима в гражданском обороте прежде всего в точки зрения равенства всех субъектов. Очевидно, что идея государственных корпораций не прижилась в России. Сейчас мне обидно за моих коллег, которые в свое время выбрали в качестве темы своей кандидатской диссертации правовое регулирование государственных корпораций. Очевидно, им теперь придется отказаться от диссертационного исследования по такой теме.

А. В. Незнамов: Госкорпорация – это форма освоения бюджетных средств, которая имеет мало чего общего с гражданским правом.

Е. А. Панфилло: Законодательное закрепление государственной корпорации как организационно-правовой формы некоммерческой организации вызывало и вызывает ряд разнообразных критических замечаний. По мнению авторов Концепции развития гражданского законодательства, «госкорпорации не являются ни корпорациями (не имеют членства), ни государственными организациями (будучи частными собственниками своего имущества), ни некоммерческими организациями, ибо в ряде случаев создаются для осуществления предпринимательской деятельности». Кроме того, они не имеют учредительных документов в отличие от всех других юридических лиц, поскольку создаются на основании специального федерального закона. Президент России Д. А. Медведев в 2009 г. в Послании Федеральному Собранию РФ сказал, что эта организационно-правовая форма юридического лица в современных условиях в целом бесперспективна. Также он подчеркнул, что «корпорации, которые имеют определенные законом временные рамки работы, должны по завершении их деятельности быть ликвидированы, а те, которые работают в коммерческой, в конкурентной среде, должны быть со временем преобразованы в акционерные общества, контролируемые государством». В качестве примера такого преобразования можно назвать реорганизацию Российской корпорации нанотехнологий («Роснано») в открытое акционерное общество, сто процентов акций которого поступят в собственность Российской Федерации (см. Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 211-ФЗ «О реорганизации Российской корпорации нанотехнологий»). Таким образом, перемены в правовом положении госкорпораций представляются неизбежными, вплоть до полного упразднения этой организационно-правовой формы, и обоснованными.

А. Ш. Хабибуллина: Нечто странное и противоречивое. Совершенно очевидно, что государственные корпорации не отвечают тем признакам, которые заложены в их наименование, потому как нет в них членства, более того, вряд ли их можно отнести к НКО в силу преобладающей коммерческой природы и в целом нельзя их отнести к юридическим лицам, так как создаются последние путем принятия отдельного федерального закона. Это мощная структура, которая монополизировала отдельные сферы экономики, использующая огромные средства федерального бюджета. Однако правовое положение данного субъекта права не должно противоречить установленному правовому порядку.
Временные по своей природе госкорпорации в скором времени должны исчезнуть, выполнив свои функции, а оставшиеся же будут преобразованы в другие формы. Вопрос: в какие? И как они будут функционировать?
Целесообразно, на наш взгляд, отнести подобные конструкции к юридическим лицам публичного права со стопроцентным участием государства. Нельзя отрицать, что большинство госкорпораций выполняют важнейшие функции, например, страхование банковской деятельности.

 

Опрос подготовлен Юлией Вербицкой и Евгением Панфилло.

Желающие принять участие в опросе по остальным разделам проекта ГК могут присылать свои заявки на адрес:

 


Правовая газета Статус

Совершенствование гражданского законодательства



Обновление: 09.07.2015



Система Orphus

 

УрО РШЧП

 

 

Советы по макияжу для женщины-юриста  

 

 

© 2014. Вербицкая Ю.О.

Rambler's Top100