Главная О цивилистике Цивилисты Конференции Новости цивилистики
 

Главная / Новости цивилистики / Белых В. С. Некоторые спорные вопросы и предложения по совершенствованию части первой Гражданского кодекса России

Белых В. С. Некоторые спорные вопросы и предложения по совершенствованию части первой Гражданского кодекса России

Выступление Белых Владимира Сергеевича, заведующего кафедрой предпринимательского права УрГЮА, доктора юридических наук, профессора на тему Некоторые спорные вопросы и предложения по совершенствованию части первой Гражданского кодекса России

Представляем Вашему вниманию стенограмму выступления с конференции «Перспективы развития частного права» 17 марта 2011 г.:

«В Концепции совершенствования гражданского законодательства отмечено, что одно из магистральных направлений – это гармоничное сочетание частноправовых и публичноправовых начал и интересов. Поэтому, развивая это направление, хотелось бы мимолетно бросить взгляд на Гражданский кодекс и на Концепцию и посмотреть, а как обстоит дело вот с этим гармоничным сочетанием. Если в первой части и в других частях ГК нормы публичного права содержатся умеренно, в небольшом количестве (в качестве примера статья 49 ГК, в которой, в частности, сказано о том, что юридические лица могут осуществлять, хозяйственную, предпринимательскую деятельность на основании специального разрешения, лицензии), то в четвертой части ГК нормы публичного права содержатся в достаточно большом количестве. Я начинаю понимать, почему уважаемый академик Толстой Юрий Кириллович на страницах журналов критично относится к четвертой части ГК. Он говорит о том, что четвертая часть ГК превратила его уже не в кодифицированный акт гражданского законодательства, а в некий симбиоз, в котором сочетаются нормы и гражданского, и публичного права. Поэтому мне представляется, что можно по-разному относиться к высказыванию Юрия Кирилловича, но сама проблематика существует: проблематика соотношения, «дозировки» норм публичного и частного права. Если продолжить эту линию: и в первой части ГК, и во второй, и в третьей, то действительно, мы можем подойти к превращению Гражданского кодекса в кодекс предпринимательский, что, безусловно, греет душу мне как представителю науки хозяйственного права. Это первый тезис.

Выступление В. С. Белых

Второй тезис касается корпоративных отношений. Безусловно, в настоящее время мы не должны закрывать глаза на существование корпоративных отношений. Действительно это есть. Но, с другой стороны, корпоративные отношения, бывают двух видов, я их назвал условно: внешнекорпоративные и внутрикорпоративные. Внутрикорпоративные отношения – это, что еще во времена Советского Союза называлось внутрипроизводственными отношениями или так называемыми межхозяйственными связями, которые не являются предметом регулирования ни гражданского права, ни административного права. Следовательно, эта группа отношений не может быть включена в Гражданский кодекс. Поэтому, вытекает тезис о том, что нужно включать в Гражданский кодекс статью вторую, т. н. «внешние отношения». Внешнекорпоративные отношения, которые являются имущественными отношениями, организационными отношениями. И при такой логике, если мы будем, включать в статью вторую ГК именно корпоративные отношения, то, с моей точки зрения, подрывается единая система, которая складывалась годами, десятилетиями именно в гражданском праве, в науке гражданского права. Где мы оперировали понятиями имущественные отношения, личные неимущественные отношения, появляются еще и корпоративные отношения. Это проблема еще в большей степени усугубляется, если продолжить вот эту логическую цепочку: корпоративные отношения, корпоративное управление и корпорации. Дело в том, что мы годами, десятилетиями жили без понятия «корпорация», а вот сейчас появляется необходимость включения именно в текст Гражданского кодекса понятия «корпорация». У нас есть понятие юридического лица, мы с ним хорошо справляемся. Если сравнить, те страны, которые исповедуют, применяют понятие «корпорация», «компания», то у них другой подход. В частности, Великобритания, Соединенное Королевство Великобритания. В 2006 году у них был принят новый закон о компаниях. Но у них нет понятия юридического лица в том виде, в котором существует у нас. В Соединенных Штатах Америки, в каждом штате существуют законы о корпорациях – они тоже оперируют этими понятиями. Одним словом, проблема наложения понятий, которые существуют у нас в праве, понятий, связанных с юридическими лицами и то, что связано, например, с другими системами, которые мы иногда называем «чужеродными элементами» – насколько это взаимосвязано.

И третий момент: сколько проблем существует на практике с таким понятием, как «государственные корпорации». Которое, я согласен с Евгением Алексеевичем Сухановым и с другими, кто говорит о том, что это нонсенс, что это пародия, когда к государственной корпорации присоединились многие элементы: с одной стороны это некоммерческая организация, с другой стороны, это организация, которая занимается практически предпринимательской деятельностью и так далее. И вот к этому, к «государственной корпорации» мы еще прибавляем понятие «корпорации». Вот здесь мне представляется, что нужно подумать, как говорил немецкий поэт «свободен первый шаг, но мы рабы второго». Насколько здесь уместно вводить такого рода понятие, потому что действительно можно многое нарушить именно в той системе правоотношений, которые уже существуют.

Следующий момент, на который хотелось бы обратить внимание. Опять-таки с позиций науки предпринимательского, хозяйственного права. Я уже об этом говорил, писал на страницах журналов, направлял свои предложения в Администрацию Президента. Я считаю, что при отсутствии Предпринимательского кодекса (я не являюсь сторонником Предпринимательского кодекса в том виде, в котором предлагают некоторые наши коллеги), я предлагал бы несколько коммерциализировать Гражданский кодекс. И, в частности, я предлагал некоторые направления коммерциализации Гражданского кодекса Российской Федерации. Первое, я предлагал внести в статью первую Гражданского кодекса в качестве одного из основополагающих принципов свободу экономической деятельности. В качестве контраргумента могут быть высказаны положения: свобода предпринимательской, экономической деятельности содержится в Конституции Российской Федерации. Но в Конституции Российской Федерации (это статьи 8, 34, другие) это прямо не названо. Как говорил уважаемый профессор Гаджиев Гадис Абдуллаевич, эти принципы прямо не названы в Конституции, но они как бы подразумеваются (implied) – подразумеваемые договоры. Но, с другой стороны, если принцип свободы экономической деятельности, то он распадается на отдельные части и одной из его частей является свобода договора. А принцип свободы договора сформулирован в статье первой Гражданского кодекса. Так почему бы в статью первую ГК не включить этот принцип свободы экономической деятельности. Я думаю, что этот принцип украсил бы Гражданский кодекс наряду с таким принципом, как принцип добросовестности, о котором мы много говорим. Следующее мое предложение – это статья вторая, где дается определение понятия «предпринимательская деятельность». Действительно, можно по-разному относиться, критиковать это понятие, потому что любое понятие всегда является уязвимым. Но я бы обратил внимание вот на что: когда определяется что есть «предпринимательская деятельность», то среди признаков называется систематическое извлечение, получение прибыли. Однако если посмотреть это положение Гражданского кодекса и сравнить в Налоговым кодексом Российской Федерации, то можно обратить внимание, что индивидуальные предприниматели без статуса юридического лица с точки зрения Налогового кодекса получают ни прибыль, а экономический доход. Следовательно, либо здесь надо привести в соответствие Налоговый кодекс, либо добавить в статью вторую ГК, что наряду с получением, извлечением прибыли, те же самые физические лица, участники, субъекты предпринимательской деятельности получают так называемый экономический доход. Вот это тоже один из элементов – соотношение разных кодексов. Третий момент: я обращаю внимание на то, что в Гражданском кодексе есть, в рамках статьи 121 ГК понятие «объединение юридических лиц». Объединения юридических лиц – это союзы и ассоциации, которые являются некоммерческими организациями. Но есть другое понятие, которое существует – это т. н. «коммерческие», «предпринимательские объединения» без статуса юридического лица. Например, «ЕвразХолдинг», «УГМК-Холдинг» и другие холдинги, которые существуют. Они не являются объединениями юридических лиц, и распространить на них действие статьи 121 ГК нельзя. Но, с другой стороны, они не являются и юридическими лицами. Их нельзя разместить в гл. IV Гражданского кодекса. Так где же им место? Конечно, можно сказать, что эти холдинги без статуса юридического лица имеют т.н. «договорную природу» и существуют отдельные статьи в Гражданском кодексе (105 и 106), которые определяют категории зависимых и дочерних хозяйственных товариществ и обществ. Но, с другой стороны, нельзя отворачиваться от этой категории, которая выработана и существует на практике. Я, в свою очередь, предлагал Торгово-Промышленной палате подумать над разработкой специального закона о предпринимательских объединениях, где были бы размещены холдинги, тогда еще финансово-промышленные группы, концерны, консорциумы, страховые и перестраховочные пулы и так далее, которые не вписываются в, как я говорю, прокрустово ложе Гражданского кодекса.

Ну, и конечно, я хотел бы обратить внимание на такую категорию как публичные юридические лица. В свое время я писал рецензию на монографию профессора Чеплина, которая была посвящена публичным юридическим лицам, и тоже хотел бы обратить внимание, что действительно есть такая проблема, когда большое количество юридических лиц: министерства, ведомства и тому подобное, Центральный банк Российской Федерации, обладая статусом юридического лица, не подлежат регистрации в установленном порядке. У них нет соответствующих уставов. Есть некая особенность. Понятно, что если мы разместим вот в таком виде публичные юридические лица именно в кодифицированном акте частного права, то здесь тоже будет некоторое нарушение, будет дисгармония. Но закрывать на эту проблему глаза я тоже бы не рекомендовал.

И еще: мне бы хотелось несколько слов сказать о предприятии. В статье 132 ГК дается определение понятия предприятия как имущественного комплекса, предназначенного для осуществления предпринимательской деятельности. Здесь тоже обращаю Ваше внимание на такие очень важные моменты: во-первых, если предприятие – вещь, то возможно, следовало в рамках статьи 128 ГК предусмотреть: это вещь, сложная вещь, либо это самостоятельный вид объекта гражданских прав. Далее, предприятие определяется через понятие имущественный комплекс, но тогда получается, что имущественный комплекс – это самостоятельный вид объекта. Возможно, тоже надо было его разместить в Гражданском кодексе. Здесь тоже есть вопрос. Либо, если предприятие предназначено для осуществления предпринимательской деятельности, будучи объектом (а объект не может осуществлять предпринимательскую деятельность, только субъект осуществляет предпринимательскую деятельность), то здесь тоже происходит смешение субъекта и объекта в определении понятия предприятия. Есть и другая проблема: связано ли предприятие со статусом юридического лица, можно ли рассматривать объект независимо от того, является ли то или иное образование юридическим лицом. Например, филиал банка. У него есть свое имущество. Можно ли говорить о том, что филиал банка обладает имуществом, отвечающим критерию «предприятия». И еще один момент, на который хотелось бы обратить внимание: мне хотелось бы несколько слов сказать про предпринимательский договор. Действительно, Гражданский кодекс (и часть первая, и часть вторая) не называют прямо, что есть предпринимательский договор. Здесь тоже можно проследить определенную логику, потому что можно было бы говорить и об инвестиционном договоре, и об инновационном договоре, о биржевом и так далее, и так далее. Но, с другой стороны, если посмотреть внимательно часть вторую ГК, то там можно обнаружить некоторые элементы характеристики предпринимательского договора. То есть договоры, осуществляемые коммерческими организациями, договоры, осуществляемые в сфере предпринимательской деятельности, преследующие цель извлечения прибыли. Одним словом, через эти признаки мы все равно определяем, что есть предпринимательский договор. Поэтому перед разработчиками стоит задача, либо отказаться от этой конструкции предпринимательского, коммерческого договора, либо все-таки определить его статус, которой был бы сквозной линией при характеристике предпринимательского договора в гражданском праве.

И в заключении хотел бы сказать, что в свое время уважаемый Президент Российской Федерации как-то сказал, что он не допустит «дурацких» изменений и предложений в Гражданский кодекс». Если мои изменения являются таковыми, я соглашаюсь, уважаемый Дмитрий Анатольевич. Спасибо большое!»

 

Текст: Эдуард Мансуров.

Фото: Константин Шадрин.

Видео: Нуриев Нуру.

 

Дата добавления: 09.04.2011

Если Вы хотите сделать ссылку на данный материал в научной работе, то Вам поможет Ссылка в соответствии с ГОСТ Р 7.0.5–2008 (БИБЛИОГРАФИЧЕСКАЯ ССЫЛКА: Общие требования и правила составления).

Белых В. С. Некоторые спорные вопросы и предложения по совершенствованию части первой Гражданского кодекса России // Цивилистика – Интернет-портал о науке гражданского права: [сайт]. 2011. URL:http://civilista.ru/news.php?id=18 (дата обращения: 09.04.2011).

 

 

Вы можете стать нашим корреспондентом! Если у Вас есть чем поделиться в области цивилистики (новость, отчет о научном мероприятии, фото с научного события, например, защиты диссертации, конференции и т. д.), отправляйте на адрес

Мы с радостью разместим Вашу информацию на страницах Интернет-портала «Цивилистика» с обязательным указанием на автора статьи!

 

 


Правовая газета Статус

Совершенствование гражданского законодательства



Обновление: 09.07.2015



Система Orphus

 

УрО РШЧП

 

 

Советы по макияжу для женщины-юриста  

 

 

© 2014. Вербицкая Ю.О.

Rambler's Top100